20:34 

Ледяная душа
Один из несомненных фактов жизни заключается в том, что среди пустых фантиков всегда хоть одна конфетка, да отыщется (c)
Название: For Love is Strong as Death
Автор: sakuri69
Переводчик: Ледяная душа
Фэндом: Сверхъестественное
Пейринг: Сэм/Габриэль; Дин/Кастиэль; Бобби/Кроули (фоном)
Рейтинг: PG-13
Жанры: Слэш, Юмор, немного тоскливости и много самокопаний
Описание: Спустя четыре месяца после несостоявшегося Апокалипсиса, Сэма, Кастиэля и Габриэля возвращают к жизни в одно и то же время, в одном и том же месте. Сэму предстоит справляться с двумя ангелами и тем фактом, что он, возможно, никогда не увидит брата снова…


Глава 11

Всего неделю назад, если бы кто спросил, Габриэль с уверенностью сказал бы, что Дин – самая интересная компания из всего семейства Винчестеров. Конечно, он высокомерный, ограниченный, болтливый осёл, но он был таким и до встречи с Габриэлем. Он был тем парнем, с кем можно напиться и глазеть на женщин, мысленно строя план, как же нагадить друг другу. Они с Дином были очень похожи. Даже слишком, чтобы действительно подружиться.
Сэм же постоянно напрягался, по поводу и без. Он тщательно всё обдумывал там, где его брат был безрассудным и резким; злился на то, к чему Дин относился с юмором. За всё время знакомства Габриэль насчитал около двадцати вариантов «злобного лица Винчестера» (без преувеличения) и ещё больше способов выразить раздражение всего одним словом. Сэм был властным, убеждённым в собственной правоте, и Габриэль вовсе не лукавил, когда сравнивал его с Люци. Разумеется, он не считал, что Сэм пойдёт по той же тёмной дорожке, что и его Падший брат (во всяком случае, теперь), но тем не менее…. Они были пугающе похожи! Это объясняло даже то, что Сэму всегда так легко удавалось поддержать Габриэля. Особенно показательным было начало их «приключения», когда архангела вернули к жизни, и он был потрясён тем, что оказался бессильным, оставленный под опекой человека, который в одинаковой степени очаровывал его и приводил в бешенство.
Но только недавно он начал понимать поведение Сэма Винчестера.
У парня было плохо развито чувство юмора (что только подстёгивало неугомонного Габриэля), но он научился ценить шутки Трикстера. Он был саркастичным, жестоким, а иногда становился весёлым, даже ребячливым. Более того, он был вовсе не против шуточных войн и словесных перепалок, что приятно удивило Габриэля…
Сие открытие произошло, когда архангел с самым невинным выражением лица «случайно» пролил газировку на кровать Сэма. Словно повинуясь неконтролируемому рефлексу, охотник не остался в долгу и тут же подсыпал соль в его кукурузные хлопья. После такого у Габриэля не было иного выбора, кроме как систематически устраивать взрывы в микроволновке при помощи дурацких запасов здоровой еды Сэма и смотреть на плоды своих догорающих трудов. В ответ Винчестер безжалостно отменил подписку архангела на Casa Erotica, и это оказалось ударом ниже пояса!
Кастиэль положил конец этой стремительно развивающейся войне, когда застукал Габриэля за покупкой слабительного онлайн. Взывая к здравому смыслу, он потребовал объяснений: каким же образом они вернулись к столь враждебным отношениям?!
Подслушивающий Сэм разразился неимоверным хохотом:
- Это не…настоящая враждебность, Кас. Просто подколки, понимаешь?
- Можно сказать, проявление привязанности, - добавил Габриэль с таким хитрым видом, что Кастиэль впал в замешательство, а Сэм засиял.
Ангел секунду или две что-то обдумывал, а затем спросил:
- То есть как тогда, когда Дин подложил…«подушку-пердушку» мне на стул?
О, глаза Габриэля загорелись жадным огнём: он отдал бы огромные деньги, чтобы видеть это!
Сэм лишь улыбнулся и сказал:
- Да, именно. Точно так же.
Кастиэль выглядел таким довольным, будто нашёл ответ на вопрос, мучавший его долгое время.
Момент ностальгии был разрушен, когда архангел наклонился и прошептал Сэму:
- Слушай, твоему брату действительно нужно работать над своей техникой ухаживания…
Сэм смерил его насмешливым взглядом, но Габриэль не понял иронии собственных слов.

***
Всё-таки было в этом лосе что-то, что начинало нравиться архангелу. Однако, это не казалось удачной идеей…
Сэм мог нудеть и нудеть о нездоровых пристрастиях Габриэля в еде, но, тем не менее, каждый раз приносил ему что-нибудь сладкое на завтрак, покупал пакетики M&M’s на заправочных станциях, ограничивался лишь хмурым взглядом и ворчанием, когда Габриэль оставлял на тарелке овощи, так к ним и не притронувшись. Кто бы мог подумать: Сэмми был настоящей «наседкой»!
Так же он оказался тайным фанатом второсортных TV-программ, что очень обрадовало Габриэля. Если Дин был слегка повёрнут только на Докторе Секси, то Сэм знал поимённо всех персонажей из Девчонок Гилмор, смотрел Апокалипсис Стоунхенджа как минимум трижды и мог вытерпеть все сериалы про копов, которые только существуют! Естественно, охотник никогда в этом не признавался. Габриэль вызнал это в ходе хитрых экспериментов, нытья и клянченья телевизионных привилегий.
В нынешнем положении архангел стал питать чрезмерную нежность к представительницам женского пола. Но это не значило, что он слеп к тому, кто постоянно перед его глазами. Тем более что он не был зациклен на определённом отношении полов (ведь ангелы вообще не имеют пола). И как ни посмотри, его интерес к Сэму был явно завышен, независимо от отсутствия бюста внушительного размера: он был «высоким, меланхоличным и задумчивым» в стиле высокого искусства…. Габриэль был неравнодушен даже к их смехотворной разнице в росте! По человеческим стандартам Сэм был сильным. Оказывается, очень волнительно ощущать себя маленьким и беззащитным в присутствии этой силы (архангел узнал очень многое во время спарринга, когда Сэм скручивал его, даже не напрягаясь - это привело к некоторым неуместным физическим реакциям, которые Габриэль больше был не в состоянии контролировать).
Смысл в том, что архангел обратил внимание. Западать на Сэма не входило в список первоочерёдных дел, но похоже, уже поздно пытаться что-либо изменить…

***
К сожалению, Габриэль слишком увлёкся наблюдением за Винчестером. Сэм же был слишком занят своими отчаянными попытками не замечать пристального внимания Габриэля. Поэтому они не сразу – далеко не сразу – забеспокоились об изменившемся поведении Кастиэля.
Постепенно до них дошло, что ангел снова стал тихим, отступая от веры в то подавленное молчание, которое продемонстрировал сразу после воскрешения. Он стал меньше читать, был отстранённым и сдержанным, проводил всё больше времени в уединении в машине или в душе. Это было так странно, что Сэм даже стал подумывать об отдельном номере для ангела (мало ли какие у того потребности). Но ни он, ни Габриэль в серьёз не придавали значения таким привычкам.
Осознание действительности шарахнуло Сэма, когда обнаружилась пропажа обезболивающих таблеток.
Он изображал подобие бурной деятельности, пытаясь игнорировать приставания Габриэля.
- Сэм. Сээээм… Эй, Сэмми! Мне скучно. Давай завтра чем-нибудь займёмся. Наверняка тут есть какие-то развлечения для туристов. О, слушай, пойдём посмотрим на будущее место рождения Джеймса Т. Кёрка…
Был поздний вечер, и Сэм ужасно устал. Габриэль уже здорово поднадоел своим нытьём, потому единственным желанием было найти немного мелочи в сумке и пойти купить Колу. Он расстегнул карман, в котором валялось всё, что могло пригодиться в любой момент, мысленно перепроверил наличие бумажника, ключей от машины, ключа от номера, телефона, стопки мелочи, которую он и искал, и несколько ручек. Всё на месте. Кроме пузырька с таблетками обезболивающего, который он припрятал лишь вчера.
- …ты ведь видел фильм, да? Крис Пайн был…
- Дерьмо!
Габриэль удивлённо вскинулся:
- Что? Что случилось?
- Они пропали. Чёрт, чёрт, где Кас?!
- Там же, где и всегда: в машине. А что именно пропало?
Сэм уже вылетел из номера, крича вслед:
- Таблетки пропали, Габриэль. И, скажем так, за твоим братом водился один грешок…
- Серьёзно, за Кастиэлем?!
Не веря собственным ушам (но совершенно при этом не тревожась, вот просто ни капли), он следом за человеком вышел из мотеля, пытаясь вприпрыжку догнать Сэма, бегущего через всю парковку. Даже на расстоянии был виден свет внутри машины и Кастиэль, склонивший голову на переднем сидении. Человеческое сердце Габриэля неприятно застучало по рёбрам.
Сэм, добравшись до машины, рванул на себя дверь. Он был готов к чему угодно – только не к Кастиэлю, спокойно протягивающему ему запечатанный пузырёк.
- Я не принял ни одной, - тихо произнёс ангел, не поднимая глаз.
Сэм схватил таблетки, тут же проверив, все ли на месте. Вздох облегчения сорвался с губ охотника. Сэм с силой ударил ладонью по крыше машины, словно давая выход всему собравшемуся адреналину.
- Господи Иисусе, Кас, какого чёрта?!
Габриэль переминался с ноги на ногу, растерянный и явно в панике.
- Так, может кто-нибудь объяснит, что значит эта интервенция?
- Мягко говоря, у него были проблемы с наркотиками, - язвительно ответил Сэм. – Ещё когда он был ангелом. Но сейчас ты человек, Кас! Могла произойти передозировка, чёрт тебя дери!
- Я это понял, - спокойно ответил Кастиэль, наконец встретившись с ним взглядом. – Поэтому, как уже сказал, и не принял ни одной. Я не пытался намеренно причинить себе вред, если это тебя беспокоит.
Сэм даже не задумывался об этом. Не в серьёз. Не сознательно. Конечно, он думал о том, как сильно Кастиэль всегда склонялся к разным зависимостям и излишествам (алкоголь, таблетки, даже эти проклятые бургеры), и Сэм прекрасно понимал, как сложно всё это бросить, однажды пристрастившись. Он не мог представить, как бы он разбирался с этой проблемой, если бы Кас серьёзно подсел на что-то, вырвавшись из-под контроля Винчестера.
- Твою мать, братец, нельзя так нас пугать… - прорычал Габриэль, злой как чёрт, рассеянно прижимая ладонь к своему оглушительно бьющемуся сердцу.
При виде такого брата, Кастиэль, чуть не плача, сжал манжеты рукавов своей куртки.
- Я прощу прощения. Я не…
- Что ты собирался делать?! Зачем тебе понадобились…?! – переполненный яростью, Сэм запнулся на полуслове. Он прекрасно понимал, что ждать адекватного ответа на подобные вопросы глупо. Память услужливо предоставила живые картины его жизни, после смерти Дина: искушение; возможность забыться, которую обеспечивала кровь Руби; его собственное горе и отчаяние, разрывающие душу. Его совсем не волновало, как неуместна и опасна была эта зависимость, пока он не оказался на грани.
Но до сих пор охотник не замечал, что Кастиэль испытывал те же терзания, что и он когда-то. Чёрт возьми, как же так вышло?!
Кастиэль выбрался из машины и проскользнул мимо Сэма, стараясь не встречаться с ним взглядом.
- Это больше не повториться, - заверил он и, развернувшись, зашагал к мотелю.
Сэм остался стоять, ошарашенный, не зная как быть со страхом и яростью, всё ещё бушевавших в нём. С одной стороны ему очень хотелось догнать Каса и вбить в его пустую голову хоть немного здравого смысла, а с другой он знал, что это не поможет. «Это всё равно, что воспитывать подростков», - внезапное осознание чуть не обратилось истерическим смехом. Только вот эти «подростки» знали бесконечно много о вселенной (больше, чем люди вообще когда-либо смогут узнать), но понятия не имели о простых житейских делах.
Он опустился на освобождённое Кастиэлем сиденье, вытянул длинные ноги, упёрся в них локтями и тяжело уронил голову в ладони.
- …Дерьмо.
Сунув руки в карманы, Габриэль неуверенно подошёл к охотнику.
- Ты в порядке, малыш?
Сэм цинично усмехнулся.
- Об этом не меня надо спрашивать, – он пробежал пальцами по волосам, пытаясь успокоиться. – Я думал, у него всё хорошо. Конечно, наша жизнь не сахар, но…
- Ты преувеличиваешь, - мягко проговорил Габриэль. – Ты же слышал, что он не пытался…
- Но он попытается, - с тихой уверенностью перебил Сэм. – Всё закончится тем, что он сделает какую-нибудь глупость, даже не задумываясь. Поверь.
Повисло тяжёлое молчание.
Через несколько минут Габриэль вздохнул и заговорил:
- Послушай. Когда я… Моё падение было добровольным. Это был мой выбор: быть именно тем, кем я хотел быть, даже если это никому не нравилось, – Сэм глянул на него со сдержанным любопытством, и архангел продолжил. – Кастиэль же оказался лишён выбора. Он пал лишь потому, что его прогнали наши твердолобые братья. Он пал, потому что был маленьким ангелом, идущим тем путём, от которого все остальные отказались.
- …Что ты пытаешься сказать?
- То, что он никогда не хотел становиться человеком. Не пойми меня не правильно, он действительно вас любит – некоторых даже больше положенного – но он ангел, Сэм, и не может быть кем-то другим. Я – что ж… Честно говоря, со мной могли произойти вещи и похуже, чем просто застрять в таком положении – но, как я уже говорил, я выбрал такую участь. А он не выбирал, – архангел сделал паузу, позволяя человеку понять всё услышанное, затем резюмировал, - и давай признаем: хоть тыкать пальцами и не хорошо, но ты, вроде как, забрал его единственное утешение, запретив вернуться к твоему тупому брату.
Сэм поражённо уставился на него.
- Ты думаешь, это моя вина?
Габриэль пожал плечами.
- Лишь говорю, что вижу, малыш. Прости.
- Я не могу втянуть в это Дина. Просто не могу. Ты не понимаешь. Позволить ему жить нормальной жизнью, с нормальной любящей семьёй… Это единственная значимая вещь, которую я когда-либо для него сделал. Это…не эгоистично. И сейчас я не могу забрать у него это.
Архангел поковырял гравиевую дорожку мыском кроссовка.
- Ну, это тебе решать. Моё мнение ты знаешь.
Сэм встряхнул головой и поморщился, словно это причиняло невероятную боль.
- Я не могу отвезти его к Дину, - повторил он, стараясь убедить сам себя. – Но ты прав. Ему нужно снова стать ангелом, а мы пока не преуспели в этом деле. Нам нужна помощь.
- Да ну?
- Что ж… Полагаю, надо повидаться с Бобби. Он единственный человек из всех, кого я знаю, кто более-менее разбирается в ангелах и их силах, - Сэм прикусил губу и сцепил руки в замок, напуская на себя решительный вид. – И, похоже, я не могу справиться с этим в одиночку, так что…
Габриэль сразу же, инстинктивно, почувствовал удовлетворение. Это была та победа, которую он ждал; ещё на шаг ближе к восстановлению Благодати. Он встретил Роберта Сингера всего однажды, и даже тогда всё сводилось к тому, что сам Габриэль оказался на прицеле у старого охотника, поигрывающего внушительной бензопилой, - но репутация говорила сама за себя. Он знал, что Бобби, вероятно, ближе всех подобрался к тем знаниям, которые человечество вообще когда-либо получит по подобным вопросам. Если кто и мог разобраться с тем, как всё вернуть на круги своя, - то лишь Сэму и Бобби это было по плечу.
Но он так же прекрасно понимал, что Сэм не хочет возвращаться. Всё ещё не хочет, судя по его мученическому виду.
По каким-то неизвестным никому причинам, Сэм был убеждён в том, что должен оставить позади старую жизнь, идти собственным независимым путём и не навязываться людям, которые, вне всяких сомнений, всё ещё горевали о нём. Долбанутый парнишка – но он ведь Винчестер…
Габриэль вздохнул и подошёл ближе, оказавшись прямо перед Сэмом. Не задумываясь о том, что делает, он вытащил из кармана руку и погладил человека по голове, пальцы моментально утонули в непослушной шевелюре. Сэм напрягся и передёрнул плечами в знак протеста, но Габриэль это проигнорировал. Лишь поправил несколько выбившихся прядей.
Это могло бы стать прелюдией, продолжением и развитием той основы, которую он так упорно укладывал последние дни. Он мог бы очень легко направить всё в нужное русло.
Но он этого не сделал. Вместо этого, с невероятным усилием архангел отыскал глубоко в душе осколки собственной Благодати (возможно даже, он всё это придумал, кто знает) и попытался вспомнить, как общаться с помощью лёгких жестов, без слов. Он отдал единственное, что у него осталось - благословление Падшего архангела, хоть и стоило оно ничтожно мало.
Сэм напряжённо выдохнул, расслабляясь и признавая поражение. Он повернул голову, словно нехотя, и посмотрел на Габриэля. Тот слегка улыбнулся, убирая длинные пряди волос за ухо, и отступил, принимая прежнюю ссутуленную позу, будто ничего и не произошло. Это позволяло и парню проигнорировать всё случившееся, если он так решит.
Они долго молчали, прежде чем вновь заговорить о проблеме.
- Если мы вернёмся…. Я не хочу, чтобы он говорил Дину, - тихо солгал Сэм, опуская глаза.
- Я приложу всё своё невероятное очарование, чтобы убедить его в этом, - пообещал Габриэль, прекрасно понимая, что даже ему это не под силу. Сэм тоже это знал, хотя и не стал озвучивать. Правда была в том, что независимо от того, что он говорил, парень больше всего на свете хотел дать знать Дину о своём возвращении, даже если бы это значило разрушение его новой жизни. Сэм просто не хотел быть тем, кто скинет на брата эту бомбу реальности, но совершенно не возражал против того, чтобы Бобби взял на себя эту ответственность за его спиной. Он ни за что бы в этом не признался, но в тот момент это и не было нужно.
И за всеми этими бравадами скрывалась определённая трусость; некая эгоистичность. Но это те недостатки, от которых Сэму не избавиться, вне зависимости от его добрых намерений. И Габриэль решил, что запросто может с ними мириться. Ведь он и сам точно такой же…

Глава 12

Утром все вещи были собраны, и Айова осталась позади. Никто не заговаривал о событиях прошлого вечера, хотя и Сэм, и Габриэль следили за каждым движением Каса как выдрессированные питбули. До Южной Дакоты было рукой подать, так что Сэм заранее морально готовился к предстоящему разносу: с момента отъезда он только и делал, что бдил за ангелом и придумывал аргументы в защиту собственной шкуры от старого охотника. Утром в канун Нового Года они миновали Су-Фолс и прибыли к жилищу Бобби.
Сэм оставил машину у дальней границы «спасительного» двора, не желая нервировать собак. Бобби и без того будет в шоке, встретив их – не стоит давать ему повод хвататься за ружьё прежде, чем Сэм расскажет обо всём случившемся.
- Приехали, - пробормотал он и вылез из машины. – Дальше пойдём пешком.
Они пробирались через лабиринты из кучи ржавых машин. Габриэль с неугасающим любопытством рассматривал всё, что попадалось в поле зрения, а Винчестер мысленно убеждал себя в правильности принятого решения. Он как-то слишком нервничал, словно настолько привык к своей «изоляции», что Страшный Суд казался увеселительной прогулкой по сравнению с возвращением в этот дом.
Но он ведь делал это не ради себя, так ведь? Будь его воля, Сэм бы вообще здесь не появлялся: охотился бы где-нибудь подальше, в надежде забыться и потерять себя. Он вернулся лишь для блага ангелов. Сэм был в долгу перед Кастиэлем; вернуть ангелу его Благодать – это меньшее, что охотник мог для него сделать. И даже если это пустая трата времени, он должен хотя бы попытаться.
Они почти дошли до самого дома, когда Сэм вдруг резко остановился. Из-под одной из машин торчали тяжёлые ботинки Бобби, вокруг них на земле были разбросаны инструменты. Сэм почти забыл его; забыл про сделку с Кроули, и как тот исцелил Бобби. А ведь это было одно из немногих воспоминаний, которые действительно грели душу…
Он подошёл чуть ближе (Кас и Габриэль старались держаться за спиной охотника) и нервно прокашлялся, нарушая окружающую тишину.
- …Привет.
Послышался звон металла, ботинки зашевелились, и Сингер стал вылезать из-под кузова автомобиля.
Вот только это был не Бобби.
Не Бобби поднялся перед ними на ноги и застыл на полпути, немигающее смотря на Сэма такими родными зелёными глазами. От неожиданности Сэм даже отступил назад, и некоторое время они просто сверлили друг друга взглядами, не веря в происходящее.
Буквально из ниоткуда в руках Дина материализовалось чёртово ружьё, очень неприветливо смотря на них чёрным дулом. В тот же момент зазвучал осипший голос, полной нечеловеческой ярости:
- Кто вы такие? Кто, чёрт вас дери, вы такие и какого хрена забыли здесь?!
Руки Сэма непроизвольно взметнулись вверх в примирительном жесте, и смертные ангелы разумно последовали его примеру.
- Но, но, но… Дин!
Однако Винчестер-старший был неумолим: он твёрдо надвигался на них со зверским выражением на лице. Рука с ружьём, вытянутая вперёд, не дрожала, а губы скривились в хищном оскале.
- Сукины дети, вы допрыгались. Не стоило показываться мне на глаза в таком виде…
Дин переводил дуло с Каса на Габриэля и обратно, словно сомневаясь, кого пристрелить первым. Сэм судорожно соображал, что же сделать, прежде чем брат совершит непоправимое. Ничего лучше, чем уговаривать, он не придумал.
- Дин. Это мы. Я клянусь, это действительно мы, - однако он снова наткнулся на ружьё и решительно надвигающегося брата.
- Они мертвы, - сквозь стиснутые зубы прорычал Дин. Его взгляд, почти через силу, метнулся в сторону Каса. – Все! Не делайте из меня идиота: вы не они.
Боковым зрением Сэм заметил, как Кас опустил голову. Наверняка у него сейчас то самое, сочувствующее выражение лица, которое охотник так часто видел. Он лишь надеялся, что Кас не собирается провоцировать Дина на беспорядочную стрельбу…
- Дин, ты должен в это поверить. Наш Отец сжалился и дал нам второй шанс…
- Не сработает, засранец! Даже не пытайся говорить, как он, - теперь уже ружьё колебалось между Касом и Сэмом, а глаза охотника горели диким бешенством. Он пока не нажал на курок только потому, что ненавидел причинять вред тем, кто хоть отдалённо напоминал ему любимых, - но это лишь вопрос времени. Вопрос нескольких секунд, возможно. На такое развитие событий Сэм точно не рассчитывал.
- Слушай, это мы. Я понимаю, это странно…. Действительно понимаю, поэтому если ты дашь мне объяснить…
- Заткнись, - Дин глубоко вдохнул, готовясь к выстрелу, и одарил Сэма тем же твёрдым взглядом и высокомерной ухмылкой, которые демонстрировал тысячам монстров. – Ты…ты мог одурачить меня. Возможно. У тебя неплохо получается, даже говоришь точь-в-точь как он. Так что ты за тварь? Оборотень? Хотя не важно, – улыбка слетела, а лицо вновь стало каменной маской. Он обернулся к Касу. – А этот…. Ни за что не поверю. Совершенно не тот прикид. Кас так не одевается.
Нервы Габриэля не выдержали, и он чуть ли не взвыл.
- Не могу поверить, что мы вернулись в этот грёбаный мир и выживали в таком позорном состоянии лишь для того, чтобы твой брат застрелил нас! Ему, видите ли, не по душе новое чувство стиля Кастиэля…!!!
Дин одарил его хмурым взглядом и заколебался. Неужели хоть кто-то в состоянии ныть так же, как эта заноза в заднице, когда ему приспичит? Сэм фыркнул, догадываясь о причинах замешательства брата, и попытался немного прикрыть архангела собой.
Но Кастиэль – он действительно растерялся, недоумённо разглядывая свою футболку.
- Мой плащ остался в машине, если он тебе так нужен…
Дин хмуро улыбнулся.
- Ну да, разумеется. Слушай, если ты и правда Кас, то пуля, которую я собираюсь в тебя пустить, не причинит никакого вреда, верно?
Запаниковав, Сэм шагнул вперёд.
- Нет, не надо…!
Дин зарычал, словно предупреждая. Кас тихо заговорил:
- Я теперь человек, Дин.
Повисло напряжённое молчание. Даже дурак бы заметил, что у Винчестера скоро крыша поедет.
- Что? – только и смог выдавить Дин.
- Меня вернули человеком. И Габриэля тоже. И Сэм больше не служит весселем, - ангел подошёл к охотнику и упёрся грудью в оружейный ствол. У Дина начался нервный тик. – Ты можешь выстрелить, если хочешь, но я лишён Благодати, которая исцеляла меня раньше. Я просто снова умру у тебя на глазах.
Дин резко выдохнул, словно получил под дых, но не двинулся с места.
- Кастиэль, у тебя мозги спеклись? – высунулся Габриэль из-за спины Винчестера. Сэм был абсолютно согласен с архангелом.
- Человек, - монотонно повторил Дин. – Ты человек. Вот ты серьёзно ждёшь, что я поверю…
Кастиэль твёрдо и величественно взглянул на него.
- Это твоя проблема, Дин. В тебе по-прежнему нет веры.
Сэм лишился дара речи, посмотрев на брата. Тот побелел, как смерть, и, казалось, вот-вот свалится без сознания. Кас воспользовался моментом и подошёл ещё ближе; его губы изогнулись в лёгкой улыбке. Впервые за несколько недель Сэм увидел свет в глазах ангела.
- В чём дело? Ты не считаешь, что мы заслужили спасения?
Дин попятился, вся его решимость испарилась.
- Какого чёрта? ... Кас?!
Сэм бросил недоверчивый взгляд на Габриэля, не совсем понимая, что происходит. Архангел закатил глаза, всем своим видом показывая пренебрежение к этой отвратительно эпичной любовной истории.
- С-Сэм? Что за…?
Сэм беспомощно пожал плечами.
- Понятия не имею. Сам в шоке.
Ружьё упало на землю, словно Дин вообще забыл, что держал его в руках. Он как-то испуганно оглядел всех и осторожно коснулся брата.
- …Сэм. Сэмми.
Младший Винчестер положил руку ему на плечо, словно это Дин вновь вернулся к жизни, а ему надо было убедиться в реальности происходящего. Он неуверенно улыбнулся и тихо выдохнул:
- Да. Я вернулся, Дин.
Старший резко сгрёб его в охапку, обнимая так крепко, что у Сэма перехватило дыхание. Вообще было как-то непривычно: Винчестеры не обнимаются, кроме случаев смерти или восстания из мёртвых. Сейчас казалось правильным опереться о плечо Дина и слышать, как тот сбивчиво бормочет что-то о невероятности случившегося. В такие моменты Сэм чувствовал себя по-настоящему живым. Правда маленькая деталь выбивалась из принятого сценария: одна из рук Дина крепко сжимала футболку Кастиэля.

***
Жестокая реальность нарушила радость воссоединения, как только на пороге дома появился Бобби. Мгновенно оценив ситуацию, он наорал на Дина, обозвав его девятью разными и очень красочными синонимами слова «идиот». Не прошло и минуты, как вся компания вновь оказалась на мушке злосчастного ружья и ровным строем промаршировала в дом, где подверглась всем возможным проверкам на демоническое происхождение.
- И это ваше представление о гостеприимстве?! – Габриэль плевался сарказмом и праведным негодованием, привязанный к стулу посреди столовой.
Сэм, сидящий по соседству в таком же положении, предупреждающе цыкнул. Такая недоверчивость со стороны охотников была вполне объяснима.
На их руках красовались несколько неглубоких порезов, сделанных серебряным, стальным и прочими ножами. Им прочли изгоняющее заклятие, проверили через зеркала и задали самые личные вопросы, которые только могли придумать. К тому моменту, когда они перешли к испытанию святой водой, у Сэма в волосах было столько соли, что он уже начал чесаться.
Дин выплеснул стакан на Сэма, и, когда тот без проблем стряхнул воду, облегчённо выдохнул. Тем временем Бобби бесцеремонно проделал то же самое с Габриэлем, а Дин перешёл к Кастиэлю. Ангел – вопреки тому, что был связан, измотан, лишён сил, подвергся всем проверкам и чуть не был застрелен – выглядел бодрым и довольным впервые за…за месяц. Дин аккуратно поднёс святую воду к его рту. Пока Кас пил, его взгляд оставался ясным и спокойным, прикованный к глазам охотника.
Габриэля чуть не вырвало от этого зрелища.
Когда проверки подошли к концу, Бобби хрипло объявил:
- Ну что, всё ясно. Все люди, ничего подозрительного я не нашёл.
- Похоже на то… - слабо согласился Дин, всё ещё не до конца веря в такое чудо. Звенящая тишина повисла в комнате на несколько минут. Каждый задумался о чём-то своём, переваривая последние события.
Первым, разумеется, нарушил молчание Габриэль, тщетно пытаясь выбраться из своего «капкана».
- Шикарно. Я так рад, что вы, наконец, выяснили то, о чём мы вам талдычим битый час. А теперь окажите нам честь и развяжите эти чёртовы верёвки!!!
Дин нахмурился.
- Так, я понимаю, почему воскресли Сэм и Кас. Но ты…. Это наверняка ошибка. Какого хрена ты вообще тут делаешь?
- Я?! Офигеть! Нет, я не в претензиях. Я ведь не вращался в центре событий с Винчестерами – или, даже не знаю, не сказал вам на последнем вздохе, как остановить Апокалипсис!
- Ой, да брось, твой «последний вздох» потерялся в объятьях грудастой…
- Дин! – Сэм погрозил ему уже свободной рукой и поднялся на ноги, пока Бобби освобождал Кастиэля. – Давай просто…примем всё как есть, ладно?
Дин только хмыкнул, смерив брата насмешливым взглядом.
- Вот и отлично, - Сэм вздохнул. И тут его осенило. – Погоди-ка, а ты что тут делаешь? Что с Лизой? И Беном? И всей твоей нормальной жизнью? Припоминаешь?
Винчестер-старший быстренько прикинулся ветошью и выразил недоумение всем лицом.
- …Лиза?
- Да, Дин. Лиза!
Мучиться бы ему и дальше, но тут вступил Бобби, коротко и ясно расставив всё по местам.
- Она турнула этого идиота уже через три недели. С тех пор он тут и ошивается. Мы все просто счастливы…
- Ну да… - сухо пробормотал Дин. – Она была не в восторге от луж крови на полу каждый вечер. И от оружия по всему дому. И от мошенничества с кредитками… выпивки… кошмаров… матерящегося Бена. Вообще, если подумать, проблема с Беном оказалась решающей.
Габриэль повалился на пол от дикого хохота.
- Дин! – пару секунд Сэм просто не мог подобрать слов. – Я думал, что ты…живёшь счастливо! И нормально. И забыв об охоте.
- Я пытался! Честно! Старался жить спокойно. …А потом Кроули подкинул пару наводок на демонов. И они были всего в часе езды. А затем эта жуть с тенями… А рядом с тем местом жили дети, Сэмми! И что я должен был делать?
Сэм рухнул обратно на стул и уронил голову в ладони. Всё это время он держался в стороне, пытался во всём разобраться самостоятельно и держать Дина в блаженном неведении – а этот кретин всю дорогу был тут и гонялся за опасностями и потусторонними тварями, как и раньше!
- Твоя очередь, Саманта. Не хочешь пояснить всю движуху с чудесным воскрешением и ангельской смертностью?
Сэм как-то сжался и посмотрел на брата.
- Я правда не имею ни малейшего…
- Это был наш Отец, - настаивал Кастиэль. Он уже стоял около Дина, бессовестно нарушая личное пространство, словно никуда и не пропадал. Охотник инстинктивно повернулся так, чтобы видеть ангела. – Никому другому не под силу вытащить Сэма из клетки Люцифера и вернуть меня и Габриэля к жизни.
- Лааадно, в это я могу поверить, - протянул Дин. – Бог, наконец, вытащил свою голову из задницы. Потрясающе. Но что с этой вашей… - он недоумённо обвёл взглядом ангелов, подбирая слово получше «человечности».
Габриэль, растянувшись в кресле и закинув ногу на ногу, щёлкнул пальцами.
- Это вопрос на сто баксов, Дино. И мы очень надеемся, что знания мистера Сингера помогут на него ответить.
- Эй, до меня только что дошло, - взвился Дин. – Если вы не знали, что я тут… Вы заявились к Бобби прежде, чем прийти ко мне?!
Все взгляды устремились на Сэма, который подозрительно помалкивал.
Габриэль взял бразды правления в свои руки.
- Что наш лось так упрямо не хочет говорить…
- Габриэль!
- …это то, что он стал очень самостоятельным, и мы вообще не собирались с тобой связываться.
Дин грозно осмотрел всех троих, словно ища подтверждения ереси Габриэля: Кастиэль опустил взгляд в пол, а Сэм выглядел до неприличия виноватым. Подозрения становились всё сильнее и сильнее.
- Минутку. А сколько… Как давно вы вернулись с того света…?
- Да почти месяц назад, верно?
- Габриэль, богом клянусь…
- Ну ладно, ладно! Замолкаю…
Дин уронил челюсть.
- Месяц?! Вы живы уже месяц, и тебе не пришло в голову, что мне следует об этом знать?!
- Дин…
- Какого чёрта ты вообще делал целый месяц?!
Сэм уже открыл рот, но так и не нашёл, что сказать. Он посмотрел на Каса и Габриэля, мысленно припоминая все инциденты, произошедшие за последние несколько недель, и понял, как трудно передать всё это словами.
За его спиной Бобби тяжело вздохнул:
- Пойду принесу бутылку чего-нибудь покрепче. Чувствую, сегодня она понадобится, как никогда…

Глава 13

- Как думаешь, они говорят о нас?
Оба ангела плечом к плечу стояли на крыльце, осматривая двор. Вдалеке Сэм и Дин, увлечённо беседуя, медленно прогуливались меж сломанных машин.
Кастиэль серьёзно задумался, прежде чем ответить.
- Нет. Думаю, они восстанавливают отношения после столь тяжкого испытания и долгой разлуки.
Габриэль вздохнул и бросил на младшего жалостливый взгляд.
- Неужели ты не знаком с концепцией «сплетен»? Я просто в отчаянии, Кастиэль, правда. Тебе явно ещё многому следует научиться…
Кас раздражённо нахмурился.
- Я знаю, что такое «сплетни». Ты задал мне вопрос, и я высказал своё мнение. Разве это не попадает под определение сплетничества?
- Ладно, убедил. Может тогда скажешь, что, по-твоему, они обсуждают?
- Погоду, Габриэль. Уверен, они говорят о погоде.
- …Это был сарказм?! – от восторга архангел едва не подпрыгнул на месте. – Так мы действительно родня! А то я уж начал в этом сомневаться…
Кастиэль что-то невнятно пробубнил в знак согласия.
Ещё несколько минут они молча наблюдали за людьми: в зимнем воздухе звенел заливистый смех Дина, и слышались увлечённые повествования Сэма. Хм, а ведь чуть раньше доносились только крики и ругань. Чуть до драки не дошло.
Терпением Габриэль не отличался никогда, потому, устало вздохнув, двинулся прочь с крыльца.
- Пойду спрошу…
Кастиэль мягко поймал его за рукав.
- Оставь их.
- С какой стати? – Габриэль небрежно, даже обиженно, стряхнул руку брата.
- Ты привык держать всё внимание Сэма исключительно на себе, но теперь тебе придётся отступить и позволить ему побыть с братом.
Обида прямо на глазах переросла в агрессивную защиту.
- Значит так, да? Именно так ты себя останавливаешь, чтобы не наброситься на Винчестера? Мы ведь здесь уже целых три часа, а ты так и не…
Кастиэль пропустил насмешку мимо ушей.
- Я поговорю с Дином позже. А пока…
- Слушай, ты всегда обращался с ними, как с сокровищем? Тогда должен сказать, братишка, я удивлён, что они утром встают с кровати без твоей помощи и…
- Габриэль. В эмоциональном плане Дин не просто брат Сэма. Он его опекун. Я просто считаю, что не стоит забывать об этом. Им нужна возможность побыть вдвоём, без нашего присутствия.
Габриэль покосился на него с каким-то болезненным отвращением на лице.
- …Хренов дед, да ты и правда загнался по этому поводу!
Пронзительно синие глаза с укором посмотрели на него.
- И тебе бы следовало, если собираешься оставаться с Сэмом.
Архангел просто остолбенел от такого выпада. Но быстро сориентировался и пренебрежительно усмехнулся.
- Нарик-самоучка, ты совсем рехнулся? Мне, конечно, нравится парнишка, но…
Кастиэль лишь повернулся и уставился на него с таким всезнающим выражением, что просто не передать словами.
- Габриэль, я не слепой. Сэм Винчестер важен для тебя. Это не моё дело, но я не понимаю, почему ты так рьяно это отрицаешь.
Гейб нахмурился и пнул одну из ступенек крыльца.
- Да уж. Тебе точно не понять…. – они смотрели, как Дин задорно рассмеялся на очередной рассказ Сэма. – И что теперь? Мы должны просто ждать, пока закончится вся эта семейная муть? – угораздило же так попасть. А архангел то надеялся, что процесс восстановления его Благодати пойдёт быстрее…
- Люди…сложные создания, - это прозвучало почти как извинение.
- Аминь... – он выжидающе глянул на Кастиэля, но тот лишь с любопытством смотрел на архангела. – Теперь ты должен ответить «Истина, брат».
Кас нахмурился в замешательстве, его мозг явно чего-то не улавливал. Габриэль вновь попытал счастья:
- Аминь!
- …Истина…брат?
- Ну наконец-то….

***
Младший брат Дина - балбес. Высоковозбудимый, гиперактивный, склонный к самобичеваниям балбес.
Даже стыдно становится, ей богу! Дин ведь старался изо всех сил, растил его, как подобает, приучал к самому лучшему – типа Die Hard, и Metallica, и офигенным тачкам. Да вот, похоже, толку чуть…
Но Дин же – лучший брат в мире, и он любил Сэма независимо от всех его сопливых фантазий, которые частенько навлекали неприятности на их зад…головы. Именно поэтому, слушая объяснения младшенького насчёт всей той бредятины про «нормальную жизнь» и невозможность объявить, что он восстал из мёртвых, старший Винчестер героически сдержался и не украсил лицо брата парой фингалов.
Месяц. Грёбаный месяц. Порой Дину казалось, что в роддоме кто-то неудачно пошутил…
Как бы то ни были, ругань и споры остались позади (хотя когда это Винчестеры жили мирно?!), а братья делились новостями и воспоминаниями. Дину особо было нечего рассказывать (уж точно не Сэму). Первые пару месяцев он отходил от почти-произошедшего-Апокалипсиса и ужасных личных потерь, а после ударился в дикую охоту и пьянство. Подробностями он делиться не собирался.
Истории его брата оказались куда более интересными.
- Вы с Габриэлем угодили за решётку?! Блин, как бы я хотел это видеть…
Сэм фыркнул, только теперь сообразив, как эта ситуация выглядела со стороны. В конце концов, не каждый может похвастаться тем, что вступился за архангела и отбился от толпы пьяных байкеров.
- И всё же, - добавил Дин, - с тобой хоть были ангелы. Не важно, каким засранцем может быть Габриэль, - это вряд ли сравниться с проживанием в одном доме с демоном.
Сэм аж споткнулся от такого откровения.
- Демоном? Тут был демон? Прошу, скажи, что ты не пытался заключить очередную сделку…
- Вообще-то пытался, - беспечно ответил Дин, глядя на парализованного ужасом брата. – И заключил. Я обещал бросить попытки изгнать Кроули, если тот будет держаться подальше от моей детки.
- …Кроули?! – знакомое имя вывело Сэма из ступора, и он побежал за братом, не веря собственным ушам. – Какого хрена Кроули тут делал?
Довольная ухмылка сползла с лица Винчестера. Вообще, он прикладывал недюжинные усилия, чтобы игнорировать внезапные появления демона. Это даже работало…какое-то время. Бобби старался не афишировать тот факт, что сдружился с одной и шишек Ада, а Дин, в свою очередь, не капал на мозги старому охотнику. Но не замечать некоторые вещи было просто невозможно. Например, два стакана и полупустую бутылку виски на столе в кабинете, или немного передвинутые фигуры на шахматной доске (с каких пор Бобби вообще играет в шахматы?). Винчестер был уверен, что однажды Кроули притащил с собой одного из своих адских «пёсиков»: живность Бобби потом три дня пряталась в доме, под лестницей, ужасая своим жалобным воем всю округу. Дин делал всё, что только мог.
Однако тактичность играла не долго – последней каплей стало бессовестное вторжение Кроули в священный салон Импалы. Он прямо заявил, что «вшивая депрессия» Дина уже сидит в печёнках, и «Роберт» не на шутку беспокоится, ведь всем известна «склонность Винчестера к психопатическим теориям заговора против их семьи». Личным же делом Кроули это стало лишь потому, что Бобби начал выносить ему мозг. Посему демон решил проявить благородство и поделиться мудрым советом: «Не кисни, парень, иначе ты выбесишь всех к чёртовой матери и огребёшь по полной».
В ответ охотник прострелил ему ногу и велел впредь держаться подальше от его машины.
- …Дин?
Вернувшись к реальности, Винчестер почесал нос с самым недоумевающим видом.
- Эм, не знаю, чувак. Как я понял, они с Бобби что-то вроде бесполой супружеской пары. Чертовски странно…
У Сэма глаза на лоб полезли.
- Бесполой? Я думал, что Кроули…
- Бесполой, Сэм, бесполой! У тебя с этим проблемы?!
Тот лишь примирительно пожал плечами, втайне радуясь возможности не обсуждать эту тему.
Несколько минут они шли молча, наслаждаясь тишиной, как в старые времена. Но Сэму не давал покоя ещё один вопрос.
- Эй, Дин?
- Чего?
- Тебе, наверное, надо поговорить с Касом.
- О чём?
Сэм ответил не сразу, подбирая правильные слова.
- Думаю, он не справляется с ролью «человека».
Дин вскинул бровь.
- Ну правильно. Он ведь ангел, - он говорил медленно, словно общался с идиотом. – Конечно, ему с этим не справиться.
В устах старшего Винчестера это прозвучало предельно просто. У Сэма гора упала с плеч, ведь Дин понял проблему и мог её решить. Он расплылся в глупой улыбке, и слова сами слетели с языка:
- Как же я рад, что ты оказался тут.
Его брат тут же ощетинился.
- Так, ты теперь всегда будешь втягивать меня в такие девчачьи разговоры?
Сэм громко рассмеялся, закинув голову.
- Прости.
- Да ладно, не парься, - Дин повернулся и посмотрел на солнце. – Слушай. Насчёт Каса. Ты думаешь… Думаешь, у него проблемы?
Сэм задумался.
- Думаю, теперь ему лучше. Ты его самый близкий друг, если можно так сказать. Не думаю, что я или Габриэль могли бы заменить тебя.
Они посмотрели на дом, крыльцо которого оккупировали два ангела.
- Вот чёрт, - пробубнил Дин, - я ведь говорил, что если их прикармливать, они никогда не уйдут…
- Ну да, конечно. Знаешь, ты теперь мой должник, раз уж я вернул Каса целым и невредимым.
Дин скривился, но удержался от подколки, ловко переведя стрелки на брата.
- А что у тебя с Габриэлем?
- Ты о чём?
Дин кивнул в сторону крыльца.
- Там не только Кас сверлит нас щенячьим взглядом. Ничего не хочешь мне рассказать?
- Например? – ответ прозвучал слишком быстро и нервно.
- Блин, да ты шутишь! Серьёзно? – заныл старший Винчестер.
- Дин, это не то, что ты думаешь…
- Ты умудрился подружиться с этим сукиным сыном?
Сэм моргнул.
- …Что? – что-то странное, похожее на облегчение, промелькнуло на его лице. – Подружиться! Да! То есть…Возможно? Я не знаю.
- Я думал, ты его терпеть не можешь. Ты ведь помнишь, что он убил меня? Причём, около сотни раз!
Сэм скромно пожал плечами, ничего не объясняя. Да и что он мог сказать? Знаешь, я понимаю, что он социопат, помешанный на сексе, и, раз уж на то пошло, я прекрасно помню, как он виртуозно подставлял нас. Он эгоистичный, ребячливый, да и вообще засранец – но с тех пор, как он научился пользоваться микроволновкой, то готовит офигенный попкорн. Правда. Тебе бы очень понравился.
Да уж. Такой ответ пришёлся бы очень к месту…
Дин хлопнул брата по спине.
- Потом не говори, что я тебя не предупреждал, Сэмми, - с этими словами он развернулся и зашагал к дому, кинув через плечо: - Пошли уже. Я хочу лично травмировать Кроули, представив ему архангела.

Глава 14

- Ха, забавно получается, - фыркнул демон. – Как в плохом анекдоте: Падший ангел, языческий божок и живой мертвец заходят в бар…
- А можешь рассказать это так, чтобы я не казался ходячим зомби?
- Я смотрю, ты охрененно весёлый собутыльник…
Такая вот, быстро ставшая привычной, беседа разворачивалась в новогоднюю ночь.
Бобби около получаса назад ушёл наверх, заявив, что терпеть полный дом идиотов он может, только хорошенько выспавшись. Остальные развалились в гостиной, совершенно забыв о сне. Сэм по-турецки сидел на полу, откинувшись на диван, который оккупировали Кас и Габриэль. Дин подал ему пиво и рухнул в кресло рядом с маячившим в дверях Кроули – тот никак не находил себе места, словно умирал от скуки, и вроде как со всеми прощался. Да вот только никак не уходил.
Как оказалось, Габриэль и Кроули были вовсе не против знакомства: даже наоборот, проявили завидный энтузиазм. Похожее чувство юмора сыграло свою роль, и они довольно неплохо поладили. В воздухе запахло предстоящими совсем не шуточными разрушениями…
- Я знаю, что ты провёл много времени в «трущобах», - едко бормотал Сэм архангелу, целый час наблюдая за их милой беседой, - но даже для тебя должны существовать какие-то границы. Ты же понимаешь, что он демон?
Габриэль был оскорблён до глубины души.
- Эй, меня в своё время обвиняли во множестве вещей – вообще, большая часть, вроде как, и правда на моей совести, - но я никогда не был расистом!
- Что правда, то правда, - поддакнул Кроули, поднимая бокал виски, без которого, казалось, он просто не проживёт.
Злой донельзя, Сэм сдался и оставил их в покое.
Однако архангел предпочёл оставить новоиспечённого друга и вернуться к своему излюбленному развлечению: действовать Сэму на нервы. Он уселся как раз позади охотника, стараясь держаться именно за спиной, откуда мог легко дёргать Винчестера за волосы, или «случайно» царапать шею (Сэмми от этого так весело передёргивало!). Дважды Сэм рефлекторно попадал по архангелу локтем и стал всерьёз подумывать о том, чтобы как следует зарядить тому промеж глаз, чтоб не лез.
Но так и не решился. Сам не понял, почему.
Кастиэль наблюдал за ними с некоторым недоумением с другого конца дивана. Он понимал, что его брат, по-своему, без ума от Сэма. Но, хоть убейте, не мог разобраться, почему Габриэль решил именно таким образом показать свою привязанность. Кас был почти уверен, что подобное поведение не происходило ни из человеческих, ни из ангельский традиций.
Но тут ангел понял: совершенно не важно, что он думал о нетрадиционных методах Габриэля – его брат действовал, добивался желаемого, творил то, что никогда не удавалось Кастиэлю. Он искоса взглянул на Дина, который остервенело ругался с Кроули, и припомнил свой недавний разговор с Гейбом по поводу того, что он сказал бы такому важному для него человеку, если бы встретил того вновь.
Поскольку любовь сильна как смерть. Но, оказавшись здесь, он так и не сказал этих слов. Да и не был уверен, как это сделать.
Если вообще делать…
- На кой хрен ты вообще сюда явился? – внезапно выкрикнул Дин в ответ на издёвку Кроули.
Демон элегантно пожал плечами.
- Как ты помнишь, я желанный гость в этом доме.
- Скорее «назойливый вредитель»…
- Знаешь, слова ранят.
- Ага, заткнулся бы ты лучше!
- А ты заставь меня!
Сэм слегка улыбнулся, прислушиваясь, и понял, что для них такие перепалки стали уже привычным делом, нападки и подколы вошли в повседневную жизнь. Нет, конечно, доля враждебности в них была – но совсем не та, которая заставляла Дина хвататься за Кольт, а Кроули применять силу.
На ум пришли непрошенные воспоминания о весомой роли демона в предотвращении Апокалипсиса и странно забавное осознание того, что Кроули невольно влился в их Команду Доброй Воли.
Внезапно чья-то нога сильно лягнула охотника по почкам. Он инстинктивно протянул руку и схватил Габриэля за лодыжку, пытаясь утихомирить. Мышцы и сухожилия протестующее дёрнулись под его пальцами. Он это проигнорировал, не сказав ни слова. Даже не обернулся – просто продолжил наблюдать за пикировкой Дина и Кроули. Спустя минуту, Габриэль оставил все попытки вырваться и расслабился, признавая поражение. Вообще, это должно было послужить знаком капитуляции. Сэм даже подумал, что надо бы отпустить архангела. Но вместо этого что-то толкнуло охотника лишь сильнее сжать руку, по-прежнему удерживая лодыжку проказника. Сидящий позади Габриэль замер. Сэм судорожно пытался сообразить, куда же девалось его намерение не подавать двусмысленных сигналов архангелу.
Шума вокруг стало больше, поскольку старший Винчестер уже ввязался в серьёзный спор, и Кастиэль поспешил ему на помощь. До Сэма дошло, что абсолютно никто не обращает на них внимания. Видимо Габриэль пришёл к такому же выводу, потому как бессовестно нарушил личное пространство охотника и прошептал в самое ухо:
- Знаешь, меня терзают смутные сомнения…. Ты, часом, не фетишист, Сэмми?
Сэм хотел повернуть голову, но вовремя остановился, решив не рисковать оказываться с Гейбом лицом к лицу.
- …Ты очень надоедлив. Раздражаешь, - нервно сглотнув, кое-как пробубнил Сэм. Слова давались с трудом.
Габриэль удивлённо усмехнулся прямо в затылок Винчестеру и тихо проговорил:
- Тебе же это нравится, - он поднял руку и запустил пальцы в волосы Сэма; на этот раз жест получился совсем не сочувствующим.
Охотник попытался нерешительно увернуться.
- Не надо, - кто-нибудь мог обернуться и увидеть их в любой момент, а доказать им, что это не «интимная ситуация», а всего-навсего довольно безобидное таскание за волосы, будет невероятно трудно. Сэм отчаянно искал причины, чтобы образумить и себя, и архангела. Любые причины. Абсолютно любые.
Габриэль ухмыльнулся, теперь уже так близко, что Винчестер мог буквально кожей чувствовать изгиб его губ.
- Наступил Новый Год. Мне казалось, у людей есть традиция спать друг с другом в эту ночь?
Сэм разразился хохотом, в шоке от услышанного. Это полностью разрушило столь интересную атмосферу. Он развернулся, высвобождаясь их рук Габриэля, и наградил архангела насмешливым взглядом.
- Вообще-то есть традиция только целоваться в полночь. Но, во-первых, сама полночь была около двух часов назад. А во-вторых, я не собираюсь целовать тебя, если ты этого добиваешься, - ни в Новый Год, ни когда-либо ещё.
Габриэль надулся, откинулся обратно на диван и обиженно скрестил руки на груди.
- Блин, Сэм, вот вечно ты весь кайф ломаешь!
- Да что ты! – ехидную улыбку, вопреки всем стараниям, Винчестеру скрыть не удалось.

***
Компания разошлась только в районе трёх часов утра. Кроули исчез (видимо, пошёл красть души, или топить котят, или что ещё он там делает вместо сна), а все остальные отправились по кроватям.
Дин, как и раньше, разделил свою комнату с Сэмом, но по пути наверх приостановился у двери комнаты ангелов. Немного поколебавшись, он постучал и заглянул внутрь, тут же выскочив обратно (вид Кастиэля в пижаме, некогда принадлежавшей младшему Винчестеру, застал охотника врасплох). Ангел аккуратно складывал свою одежду на стул. При виде входящего Дина, его бездонные глаза засверкали, хотя лицо оставалось непроницаемым.
- Дин.
- Привет. Где Габриэль?
- Должно быть, желает Сэму спокойной ночи, - Кастиэль присел на краешек кровати и чуть склонил голову. – Или действует ему на нервы своим уникальным представлением о дружбе.
Дин задумчиво почесал затылок.
- …Спасибо, что сказал.
- Он тебе нужен?
- Габриэль? Да упаси боже, - охотник засунул руки в карманы и прошёлся по комнате. – Просто решил…ну, знаешь. Проведать тебя, - некоторое время они молча смотрели друг на друга, затем Дин прокашлялся и продолжил: - Так ты в норме?
- Вообще-то да, - ответ вышел несколько удивлённым, словно Кастиэль сам только что это осознал. – Сегодня…всё пошло не по плану. Получился приятный сюрприз.
- Ещё бы, - Винчестер упал на кровать рядом с Касом, чувствуя, как оставшееся напряжение покинуло его. Весь день казался абсурдным, не настоящим, слишком хорошим для правды; и, как ни странно, только сейчас, сидя рядом с Кастиэлем в гигантской пижаме, Дин поверил в реальность происходящего.
- А что насчёт тебя? – тихо спросил Кастиэль, поворачиваясь лицом. – Ты в порядке?
На секунду Дин всерьёз задумался о том, чтобы послать куда подальше все свои «крутые» закидоны и просто признаться ангелу, что он, чёрт подери, скучал по нему. Словами не передать, как он оплакивал смерти Каса и Сэма; как он потерял себя и свой рассудок; какое же это чудо, что сейчас они оба вернулись, целые и относительно невредимые…. И как в самой глубине души он приходил в ужас от мысли, что всё это окажется обманом.
Желание высказаться оказалось невероятно сильным. Именно в этот момент хотелось совершать глупые, безумные поступки – например, сознаться в том, что разрыв с Лизой случился не только из-за охоты, но и потому, что Винчестер пару-тройку раз простонал не то имя в самый неподходящий момент….
Ему хотелось отдать одну из своих футболок Касу, чтобы тот не принадлежал никому, кроме него (а уж тем более, чтобы ангелу не пришлось спать в обносках человека-лося). Он хотел поступить отчаянно, смело и честно.
Но, всё-таки, Дин был Винчестером – а они славились своей «эмоциональностью железобетонной стены».
Так что он ограничился грубоватым хлопком по плечу и поднялся на ноги (максимум того, что охотник себе позволил – это задержать подольше руку на плече ангела).
- Рад, что ты вернулся, Кас. Правда. Всё…было как-то не так без тебя.
Кастиэль взглянул на него неуверенно, колеблясь, словно хотел что-то сказать в ответ.
- В чём дело?
- Дин, я…
Ангел замолчал и отвернулся. У охотника сердце в пятки ушло – Кас никогда не отводил взгляда первым. Он пригнулся, пытаясь восстановить контакт.
- Эй, что стряслось?
Кастиэль заметно напрягся, выпрямился и с какой-то грустной решимостью снова посмотрел в глаза Винчестеру. Его губы тронула чуть заметная улыбка.
- Ничего. Я прошу прощения. Похоже, мне просто нужно поспать.
Дин облегчённо выдохнул.
- Ещё не привык к человеческим потребностям?
- Голод докучает больше всего.
Лицо Винчестера озарила улыбка.
- Знаешь, давай так. Утром я приготовлю тебе завтрак. Настоящий. Обещаю, после него ты не сможешь есть целую неделю!
- Я буду очень рад, Дин. Спасибо.
Тот пожал плечами, словно ничего особенного не произошло; будто он готовил каждый день, даже после того, как Сэм вырос. Он развернулся и пошёл к двери, задержавшись на секунду в проёме.
- Спокойной ночи, Кас.
- Доброй ночи.
И всё же он не мог уйти. Ему хотелось сказать что-то ещё. Пусть даже что-нибудь банальное или глупое. Но Габриэль выбрал именно этот момент, чтобы завалиться в комнату, по пути пихнув охотника в бок.
- Хватит развращать моего брата, Винчестер. Хотя, если ты настаиваешь, то забирай его в свои апартаменты. А Сэмми можешь прислать прямо сюда, ко мне.
Дин взбесился, поняв, что над ним тупо глумятся.
- Ага, щас! Ты сбрендил, если думаешь, что я оставлю тебя наедине с Сэмом дольше положенного.
Габриэль невинно развёл руками, но охотник даже не стал дожидаться ответа. Он хлопнул дверью в надежде, что последнее слово осталось за ним.
Однако пронзительный голос архангела догнал его.
- Ой, да ладно! Я без вопросов позволю тебе трахнуть моего брата, если ты отдашь мне своего!
- Иди к чёрту, Габриэль! – проорал Дин, без сомнения, разбудив всех в доме. Он был уже на полпути к своей комнате, когда до него, наконец, дошёл смысл услышанного. – Погоди…Что?!
Винчестер пулей метнулся к уже запертой двери и безрезультатно тарабанил в неё добрых минут пять (Габриэль разумно решил не высовываться до утра). К Сэму же приставать с расспросами оказалось бесполезно – тот в наглую прикидывался спящим без задних ног.

@темы: fanfiction-translate

   

Archangel-Trickster

главная