Ледяная душа
Один из несомненных фактов жизни заключается в том, что среди пустых фантиков всегда хоть одна конфетка, да отыщется (c)
Название: For Love is Strong as Death
Автор: sakuri69
Переводчик: Ледяная душа
Фэндом: Сверхъестественное
Пейринг: Сэм/Габриэль; Дин/Кастиэль; Бобби/Кроули (фоном)
Рейтинг: PG-13
Жанры: Слэш, Юмор, немного тоскливости и много самокопаний
Описание: Спустя четыре месяца после несостоявшегося Апокалипсиса, Сэма, Кастиэля и Габриэля возвращают к жизни в одно и то же время, в одном и том же месте. Сэму предстоит справляться с двумя ангелами и тем фактом, что он, возможно, никогда не увидит брата снова…


Глава 6

Кастиэль никогда не видел подтекста в словах и эмоциях, не замечал недосказанностей между людьми. Но даже он мог с уверенностью сказать, что между его братом и Сэмом что-то изменилось. Там, где раньше они ссорились, ругались и оскорбляли друг друга до тех пор, пока Касу каким-нибудь чудесным образом не удавалось их остановить, теперь было лишь ледяное молчание.
Сэм сосредоточенно вёл машину, увозя их как можно дальше от города, в котором был призрак. Он совершенно не тратил времени тем утром: на рассвете закинул сумки в машину и разбудил ангелов лишь коротким сдержанным рявком. Кастиэль знал, что охотник чувствует себя виноватым за то, что игнорирует присутствие призрака. Но он хочет увезти Габриэля как можно дальше от такой манящей опасности. Ангела удивило (возможно и неуместно) то, что действия Сэма очень походили на отчаянную попытку доказать свою победу в недавнем споре.
По правде говоря, Кастиэль не был уверен в собственных чувствах в сложившейся ситуации. Он был согласен с братом в том, что Сэм слишком их опекал, хоть и из самых лучших побуждений. И такое отношение вряд ли могло сослужить им хорошую службу в будущем. Но это было так…мило, видеть кого-то, заботящегося о Габриэле. Подобные события люди обычно называют феноменом. Габриэль, не смотря на свою безоговорочную любовь к старшим братьям, и даже к некоторым младшим, таким как Кастиэль, всегда казался…одиноким. Другим. Он всегда был таким справедливым, каким не мог быть Михаил; был бунтарём, как и Люцифер, но без всякого злого умысла; и во всём том, что Кастиэль сказал о его человечности, было много правды, хоть это и было сказано в гневе. На самом деле его уход с небес не стал шоком и скандалом, как должен был бы. Габриэль был изгоем в семье, добился такой независимости, какой не обладает ни один ангел. Кастиэль внезапно понял, как должно быть убийственно для него теперь так сильно зависеть от кого-то. Возможно, это и было причиной хрупкой атмосферы, царившей сейчас в машине.
Он обернулся и посмотрел на Габриэля, развалившегося на заднем сидении и мягко нажимающего на клавиши ноутбука, играя в Солитера. Кастиэль немного нахмурился и перевёл взгляд на Сэма, чьи пальцы побелели, сжимая руль, а сам он продолжал вдавливать педаль газа в пол, набирая скорость.
Кастиэль не знал Сэма также хорошо. Поэтому было сложнее определить причину его гнева – особенно если учесть, что люди по-прежнему представляли для ангела загадку. Он не мог понять, почему реакция Сэма на возможность охоты вместе с ними была такой негативной. Верно, сейчас они были гораздо более уязвимы, чем когда были ангелами – но разве Сэм не провёл большую часть жизни охотясь бок о бок с другими людьми? Его вырастили как солдата, которому необходимо принимать войну такой, какая она есть, - их всех так воспитывали. Но почему же сейчас он так рьяно упирается?
Будь с ними Дин, Кастиэль попросил бы его объяснить это противоречие. И Дин, по всей вероятности, сказал бы что-то вроде: «У Саманты особое время месяца» , или «Сэм просто сучонок. Не обращай на него внимания» . Кастиэль неохотно и почти незаметно улыбнулся бы, а лицо Дина озарила бы ослепительная и хитрая ухмылка.
Неожиданно Сэм резко повернул вправо, и образ Дина вылетел у ангела из головы.

***
Последнее время Кастиэль много читал. Он начал с просмотра статей в Интернете (поскольку это было единственным доступным чтивом) и умудрился найти – что его здорово смутило – рассказы, основной темой которых был инцест братьев Винчестеров. Но помимо того, что они заставляли его чувствовать себя некомфортно, вымышленные Сэм и Дин вгоняли его в депрессию - ведь они не могли вершить справедливость! Поэтому он довольно быстро разочаровался в интернет-литературе и переключился на печатные книги из библиотек и благотворительных лавок. Сэм помог ему выбрать несколько «классических» пьес и романов, и Кастиэль же успел прочитать Гамлета, две части Властелина Колец и Грозовой перевал (эта история стала его любимой, потому что несмотря на холодный и даже зверский язык повествования, это была пока единственная книга, рассказывающая о столь сильной любви, повлекшей за собой смерть). Габриэль, заинтересовавшийся увлечением брата, прочёл лишь что-то под названием Добрые предзнаменования и не сказал ни слова о своих впечатлениях. Кастиэль торжественно пообещал себе, что когда-нибудь обязательно узнает мнение брата.
В этот день они с Сэмом возвращались из книжной лавки с очередной стопкой книг. Габриэль по-прежнему дулся и с самого утра ни с кем не разговаривал, так что они решили оставить его одного в номере мотеля. Но вернувшись, поставив сумки, повесив пальто и оставив ключи на столике, Кастиэль с любопытством оглядел две пустые кровати, чёрный экран телевизора, открытую дверь ванной и выключенный ноутбук. Сэм, вошедший вслед за ним, не заметил абсолютно ничего недостающего в обстановке номера. По-видимому, он привык к неловкому молчанию, воцарившемуся в последние дни между ним и Габриэлем, так что просто начал распаковывать сумку с продуктами, которую принёс из машины.
Кастиэль неуверенно прокашлялся.
- Сэм? Не хочу тебя беспокоить, но возможно ли, что в этом городе тоже есть что-то, на что можно охотиться?
Человек взглянул на него и сразу напрягся, вспоминая.
- Не думаю. Я просмотрел все газеты в первый же день нашего пребывания здесь. Город чист. А что?
- …Похоже, Габриэль пропал.

***
У Сэма ушло меньше десяти минут на то, чтобы перевернуть всё вверх дном и убедиться в том, что это не очередная попытка Габриэля поиграть с ним в прятки. Кастиэль стоял в сторонке и наблюдал, сначала пытаясь образумить охотника, но затем разумно решив, что пусть уж лучше он сейчас выместит весь свой гнев на обстановке в комнате, чем на бывшем архангеле, когда тот соизволит найтись.
К тому времени, когда Сэм переместился в ванную (уже распотрошив всё, что можно, в жилой комнате), Кастиэль ждал его, усевшись на деревянную табуретку у входа и сжимая в руках новенькую копию Портрета Дориана Грея, которую очень боялся потерять в этом «урагане».
Сэм на мгновение замер посреди комнаты, оглядывая результаты своих трудов. Его волосы растрепались и сейчас выглядели ещё более нелепо, чем обычно, и (если Кастиэль не ошибся) у охотника начал нервно подёргиваться левый глаз.
- Я борюсь с зависимостью, - яростно выдохнул Сэм и передёрнул плечами в столь знакомой Кастиэлю манере, что тот невольно вздрогнул. – КТО ТАК ПОСТУПАЕТ С ЧЕЛОВЕКОМ, БОРЮЩИМСЯ С ЗАВИСИМОСТЬЮ?!
Проигнорировав вопрос, который посчитал риторическим, Кастиэль поднялся на ноги.
- Я просмотрел газету, пока ты был…занят. Мне не удалось найти ни одного намёка на что-то сверхъестественное, так что возможно всё не так плохо, как кажется на первый взгляд.
- Не так плохо? Я потерял твоего брата, Кас!
- Ты не его нянька, – ответ прозвучал более раздражённо, чем планировалось, поэтому Кас чуть замялся прежде, чем продолжить. – Габриэль уже взрослый. Относительно. И, несмотря на то, что все его действия…ребячливы, он довольно независим. Скорее всего, он просто отлучился в город, чтобы развлечься и вернётся, когда ему всё наскучит. Это и правда не должно занять много времени…
- И что же? Ты считаешь, что мы должны просто сидеть тут и ждать?
- Я…
- Ну уж нет, Кас! Даже если он не так глуп – прошу тебя, Господи, пусть это будет так, – чтобы пойти на охоту в одиночку, может произойти всё, что угодно. Он может… Я даже не знаю! Его может сбить чёртова машина, например, или ещё что-то!
От этих слов сразу же всплыло очень живое воспоминание: Дин, попавший в Заколдованный Круг, ряд его смертей, забрызганная его кровью дорога…
Вообще это послужило бы кармическим наказанием Габриэлю - встретить смерть таким образом. Однако подобные идеи не остановили попытки Сэма отыскать архангела.
Прогоняя низ головы неуместные мысли, он наткнулся на неодобрительный взгляд синих глаз Кастиэля.
- Ты крайне нелогичен, - категорично проинформировал его ангел.
Сэму надоело препираться. Он взял ключи и куртку.
- Думай что хочешь. Я собираюсь его найти.
- Сэм…
- Не надо, Кас. Просто не надо, – он проверил карманы. – Слушай, будь здесь, хорошо? Если он вернётся раньше меня, позвони.
Кастиэль вздохнул, признавая поражение, а младший Винчестер умчался, не сказав больше ни слова. Спустя минуту ангел услышал звук отъезжающей машины.
Оставшись один, он печально осмотрел руины, созданные охотником, и на секунду разозлился на неосмотрительный поступок своего брата и на опрометчивые, властные попытки Сэма защищать их.
Дин, вероятно, сказал бы: «Ну и семейка…. Но родня есть родня. Что уж тут поделаешь?»
Согласившись с довольно пофигистичными мыслями, ангел осторожно пробрался к деревянной табуретке, ступая по номеру, как по минному полю, уселся и открыл спасённую от Сэма книгу.

Глава 7

Сэм выяснил для себя довольно неожиданный факт – он не имел ни малейшего понятия о том, куда мог направить свои стопы Габриэль в поисках развлечений. Перебирая разные варианты, охотник первым делом посетил самые жуткие бары. Он и правда совершенно не знал Габриэля…. Хотя кто его вообще знал?
Они с Касом бродили по магазинам несколько часов, поэтому Сэм уже начинал впадать в панику. Он проверил все бары, закусочные, кафе и проклятые магазины сладостей, мимо которых проезжал, но всё было без толку. Он даже вернулся и проверил некоторые из них повторно. Он перешёл к обыскам супермаркетов, библиотек, даже магазинов видеоигр (это уж точно должно было стать последним в его списке). Со временем приступы паники всё учащались. Проездив весь день, он дважды звонил Касу, чтобы проверить, не соизволил ли Габриэль вернуться самостоятельно, но дважды получив отрицательный ответ, решил проверить даже автобусный парк, располагавшийся в нескольких милях от шоссе, отчаянно надеясь, что архангел оказался достаточно умён, чтобы бросить такую жизнь и уехать. Однако, и там не найдя свою пропажу, Сэм вынужден был признать поражение.
Он вернулся в машину, когда уже начало темнеть. Его рвение к ответственности перегорело даже раньше, чем он предполагал. И как, интересно, Дин справлялся с таким дерьмом?
Однажды, когда Сэму было двенадцать, после ссоры с отцом он собрал свои вещи, взял книгу, пачку M&M’s и нож и, выскользнув из мотеля, в котором они остановились, пошёл прочь. У него была приличная фора. Отец не заметил его отсутствия, пока Дин не вернулся домой (это как минимум два или три часа), и только тогда два разъярённых, обезумевших человека бросились на его поиски.
Вспоминая сейчас об этом, Сэм задумался, чувствовали они то же, что и он; паниковали ли, как и он, думали ли о всех тех монстрах, которых когда-либо встречали, которые могли напасть, пока их не было рядом, чтобы защитить.
Ладно, Габриэль не был двенадцатилетним беглецом – но от этого легче не становилось.
Тогда его нашёл Дин. Правда. Сэм, ссутулившись, шёл вдоль дороги, совсем не такой, как эта, голодный и уставший, не имеющий понятия, куда направляется, когда рядом с ним со свистом затормозила Импала, и Дин за волосы затащил его в машину. Всю обратную дорогу он не говорил с Сэмом, ничего не сказал даже после того, как отец наорал на него и посадил под домашний арест. Дин не прощал его несколько дней, которые показались целой вечностью.
Господи, может хоть Бен не выкидывает такие фортели, как Сэм в его возрасте! Дин заслужил хоть одного нормального ребёнка на своих плечах.
Неожиданно отсутствие брата пронзило его изнутри, словно нож.
Злобно пнув колесо, он целую минуту отходил он вспышки гнева. Боже, иногда он и правда казался сопливой девчонкой. Сейчас были гораздо более важные проблемы.
Итак. Габриэля нигде не было. Вообще это было лишь вопросом времени. Он не мог заставить архангела остаться с ним, если Габриэлю действительно захочется уйти. А вдруг его силы наконец восстановились, и всё вернулось в норму. Это… Это было бы хорошо. Даже замечательно. А неусидчивому архангелу не терпелось, наконец, размять крылья после столь долго времени, так? И да, вшивая прощальная записка не помешала бы, но вероятно у Габриэля были другие приоритеты, раз уж его ангельская мощь вернулась. Ведь и обязанности тоже к нему вернулись. И другие люди, которых он оставил, не имели особого значения по сравнению со всем этим. Козлина бесчувственная…
Ненавидя себя за такие мысли, Сэм завёл мотор. Чёрт, да он был просто жалок! Если бы он не был так занят беспокойствами о Габриэле – который, кстати, был волен уйти в любой момент, особенно после того, что Сэм сказал ему в прошлый раз – он хандрил бы из-за совершенно заслуженного счастья своего брата. Это было глупо, и эгоистично, и по-детски. Но разве он не провёл большую часть жизни в подобных терзаниях? Он собирался остановиться. Прямо сейчас. Сейчас он вернётся в мотель к Касу (который вскоре тоже вернёт свои силы и уйдёт в ближайшие дни) и не будет больше думать о жизни Дина, или о местонахождении Габриэля. Больше никогда.

***
Его намерение продлилось ровно пятнадцать минут - на полпути к мотелю планы резко изменились.
Сэм ехал через весь город, и дорога была почти всегда пустой, поэтому он обратил внимание на невзрачное маленькое здание. Он проезжал мимо него раньше, но думал, что оно закрыто. Однако сейчас над входом светила яркая неоновая вывеска. Сэм замедлил ход машины, прислушиваясь к нарастающим подозрениям.
Это был бар, в некотором роде - гораздо более разваленный, чем те, в которые он водил ангелов. Он отдалённо напоминал придорожный бордель, только был…противнее. Зайдя внутрь, Сэм был искренне рад своему внушительному росту и уверенной походке, поскольку бар был полон головорезов и мотоциклистов, очень недобро поглядывающих в его сторону. Это казалось глупой идеей. Если бы Габриэль всё-таки зашёл сюда, они уже через пару минут вышвырнули бы его мелкую задницу. И всё же не мешало спросить.
За барной стойкой стояла темноволосая женщина с кроваво-красными губами и таким декольте, что не оставалось места воображению. Она удивлённо взглянула на него, когда Сэм неловко взмахнул рукой, пытаясь привлечь её внимание.
- Чем могу помочь, красавчик?
- Эмм, привет. Я ищу парня…
Одна из её нарисованных бровей взлетела вверх.
- Это не совсем подходящее место, малыш…
- Нет! Нет, нет… - он растерялся, но вовремя понял, что над ним просто смеются. Приложив ребром руку где-то на уровне груди, продолжил: - Он примерно такого роста, длинные волосы, очень громкий, нестерпимый болтун и редкостный засранец?
После такого описания на её лице сразу же отразилось понимание.
- Ты говоришь о том милашке, Гейбе, верно?
- …Ты знаешь его?! – удивлению Сэма не было предела.
Она указала куда-то за его плечо.
- Посмотри вон там. Он просто душка!
Больше Сэм её не слушал. Он развернулся и ринулся вперёд, расталкивая толпу, в абсолютной уверенности, что найдёт Габриэля за одним из чёрных столов. Паника его отпустила – и сразу же накрыла снова, когда он пригляделся внимательнее. За столом был Габриэль - это хорошо, - но он сидел в окружении парней, в сравнении с которыми Сэм чувствовал себя маленьким и беззащитным, а архангел выглядел вообще ничтожным. И он играл с ними в покер.
- Да он просто издеваешься надо мной…
Охотник слышал, что Габриэль рассказывал какую-то шутку, которая заставила игроков разразиться громовым смехом. Сэм закатил глаза. Терпения на приветствия уже не хватало, поэтому он остановился за спиной архангела, наклонился и прошипел прямо на ухо Габриэля:
- Ты какого чёрта творишь?!
Поразившись, Габриэль развернулся вместе со стулом и уставился на него, прежде чем воскликнуть:
- Сэмми! – Голос этого нахала был просто пропитан восхищением. – Что ты тут делаешь?
- Тебя ищу, - тихо прорычал Сэм, еле-еле справляясь с желанием подхватить под мышку мелкого и потащить к машине, словно непослушного ребёнка. – Я искал тебя весь день…
- Ооо? – Его этот факт ни сколько не волновал, ведь было куда более важное занятие - изучение только что розданных карт. – Зачем? Что случилось?
- Ты серьёзно? Серьёзно?! – Сэм поддался эмоциям и, схватив архангела за плечо, развернул к себе лицом. – Ты не можешь просто так исчезать…!
- Эй, эй! – Габриэль безрезультатно попытался его ударить, в то время, как другие игроки искоса поглядывали на них и хихикали. – Руки прочь!
Сэму очень хотелось его стукнуть. А затем ещё и придушить. Если бы он сам часами не боролся с мыслями о том, что Габриэль уже умер – снова – то, вероятно, прикончил бы его сейчас. Потому, с нечеловеческим усилием переступив через себя, он лишь сказал:
- Пошли. Мы уходим.
Архангел изумлённо поднял бровь, прямо как барменша, а затем демонстративно повернулся обратно к столу.
- Боюсь, что нет, малыш. Я тут немного занят.
- Это был не вопрос…
- Всё равно. Может, выключишь сучонка и проявишь немного благодарности? – Габриэль взглянул не него и злобно усмехнулся. – Я зарабатываю нам на жизнь.
- Ты… - Наконец внимание Сэма привлекла кучка наличных, монет и дорогие наручные часы около Габриэля. – Ты выигрываешь?!
Ладно, это был глупый вопрос. В конце концов, это ведь Трикстер. Он так или иначе выигрывал в любой игре, которая его заинтересовывала.
Габриэль лишь подмигнул ему с улыбкой, которая не обещала ничего законного.
- Естественно выигрываю.
О, это было совсем не хорошо.
- Серьёзно. Просто…забирай то, что есть и пошли, – охотник пытался быть спокойным и вежливым, но не был уверен, что у него получается.
Архангел отмахнулся от него.
- И лишить этих джентльменов шанса отыграться? Сэм. Ну правда. Ты меня удивляешь, – мужики за столом одобрительно загудели, чокаясь кружками и перемешивая карты. Сэм сильно ущипнул себя за переносицу.
- О, ты только посмотри! – неожиданно взревел Габриэль, швыряя карты на стол. – Все тузы!
Раздался дружный разочарованный вздох, когда Габриэль потянулся через стол за своим выигрышем. Дальнейшее Сэм видел словно в замедленной съёмке…
Карман куртки архангела распахнулся, и оттуда прямо на стол выпали две или три карты. Габриэль застыл, всё ещё протягивая руки к деньгам, а яростные взгляды уже прожигали в нём приличную дыру.
- …Хм, - нервно прошептал Габриэль куда-то в направлении Сэма. – Знаешь, жулить было гораздо проще, когда я в буквальном смысле мог заставить карты исчезнуть.
У Сэма не было возможности ответить. Ближайший к Габриэлю мужик поднялся на ноги, положил свои ручище ему на плечи и просто выдернул его со стула. Габриэль взвизгнул, бесполезно сопротивляясь, и беспомощно оглядывал каждый дюйм своего хрупкого тела. Свои действия Сэм помнил плохо. Мозг услужливо подкинул все те картины смерти Габриэля, которые он успел представить за целый день, и прежде чем Винчестер понял, что делает, ринулся вперёд.
Первым точным ударом он угодил парню в нос. Послышался омерзительный хруст и оглушительный рёв, и на мгновение все забыли о Габриэле.
Сэм потряс ушибленной рукой и обнаружил, что окружён остальными верзилами, вставшими из-за стола. Все прочие посетители бара подбадривающее загомонили, в предвкушении интереснейшей драки. На секунду Сэм встретил взгляд золотистых глаз Габриэля, расширенных от страха, и резко пригнулся, уходя от первого удара.

***
Ни для кого не секрет, что Кастиэль был не в ладах с чувствами – особенно, когда чувства его собственные. В прошлом ему были знакомы…отголоски эмоций, как ему казалось. Обычно они усиливались, когда дело касалось людей (или кого-то, похожего на людей), которые его окружали: Сэм, Дин, Анна и Габриэль - все они, так или иначе, заставляли его что-то чувствовать и действовать соответственно этим чувствам.
Но это было в то время, когда он был ангелом. Что бы он не испытывал тогда, это сильно отличалось от того, что он чувствовал теперь.
За последние несколько часов он понял, что в человеческих эмоциях есть некий физический аспект, биологический феномен. Кастиэлю было не знакомо бешеное сердцебиение паники, острая головная боль стресса, беспокойство, которое его преследовало после целого дня, проведённого в одиночестве. Он только что трижды звонил Сэму на мобильный, но тот не отвечал, и сейчас к «панике» стал примешиваться ледяной «страх».
Сейчас на экране мобильника светился другой номер: номер, который он знал наизусть и который обещал Сэму и себе больше никогда не использовать. Он не набрал его, но отчаянно боролся с желанием сделать это.
Дин знал бы, как поступить, если бы их братья оказались в реальной беде.
Телефон ожил в его руке, громко вибрируя. От неожиданности Кас чуть не выронил его. Определился незнакомый номер. Неуверенно нажав на кнопку, Кастиэль поднёс трубку к уху.
- Кас? Кас. Ты там?
- Сэм.
- Эй! Хорошо. Слушай. Я нашёл Габриэля.
Кастиэлю потребовалось мгновение, чтобы прочувствовать наступившее облегчение.
- Это… Я рад. Вы скоро вернётесь? – Он вспомнил незнакомый номер, с которого звонит Сэм. – Откуда ты звонишь?
- Я, эм…тут такое дело…
- Сэм, неужели Габриэль…?
- С ним всё в порядке, не переживай.
- Тогда что…
- Мы в кутузке, ясно?

***
Оказаться вызволенным из тюрьмы Кастиэлем, бывшим ангелом Господнем, не было одним из тех моментов, которыми Сэм мог гордиться.
Их задержали по невнятным обвинениям пьяниц, дебоширов и разбойников. Однако обыск Сэма быстро добавил к списку правонарушений незаконное ношение оружия, а Габриэлю приписали незаконную – и шулерскую – пропаганду азартных игр.
Было почти утро, когда Кастиэль внёс залог деньгами с кредитной карты Сэма, и они смогли пешком вернуться в мотель (ведь машину конфисковали). На улице был просто собачий холод, трава хрустела под их тяжёлыми ботинками, а небо на востоке стало сине-зелёного цвета, предвещая рассвет.
- Итак, - спустя полчаса нарушил молчание Габриэль. - …Это действительно произошло. Вот это я называю весельем!
- Ненавижу тебя…, - прошипел Сэм, стараясь даже не смотреть на это чудо в перьях. Слова уже очень давно рвались с языка.
Кастиэль лишь кротко вздохнул. Оставшуюся часть пути «герои» прошли молча.

Глава 8

Уже утром Сэм выкупил машину. Не выспавшиеся и злые на весь белый свет они расплатились за комнату и отправились в путь. Кастиэль бессовестно занял место брата, развалившись на заднем сидении, и моментально уснул, подложив под голову рюкзак и укрывшись своим старым плащом. Из-за этого Габриэлю пришлось перебраться на переднее сиденье, к Сэму – в этот момент оба были готовы задушить младшего ангела прямо во сне.
Они поехали на запад, в Айову. Сэм решил пересечь границу штата до того, как сводки местной полиции сопоставят с данными ФБР, и за ним снова начнут гоняться копы. Габриэль скучающе смотрел на мелькающие в окне кукурузные поля. Радио не ловило ни одной станции, потому в машине висела гнетущая тишина. Время от времени архангел окидывал взглядом машину, надеясь, что вот-вот проснётся в тёплой кровати, и каждый раз вздрагивал, когда его глаза натыкались на Сэма.
Вчера вечером, переколотив абсолютно всех в баре, охотник справедливо решил опрокинуть пару стопок, прежде чем нагрянули власти. Сейчас, в беспощадном дневном свете, синяк на его скуле казался почти чёрным, нижняя губа была сильно разбита, челюсть щёлкала каждый раз, когда он слишком долго разговаривал, а лежащие на руле кулаки были опухшими и изрезанными.
Габриэль же умудрился ускользнуть без единой царапины.
Учитывая все обстоятельства, он был вполне собой доволен. Во всяком случае, должен был быть, как и раньше. У него аж от сердца отлегло, когда выяснилось, что удача не повернулась к нему филейной частью, а талант избегать вины и последствий не покинул его вместе с силами. Но сейчас что-то изменилось. Во всей этой потасовке было что-то…неправильное. Может от того, что в этот раз архангел не просто вышел сухим из воды? Кое-кто намеренно заступился за него и принял удар на себя…
Сэм заступился за него!
Неприятное и незнакомое чувство скрутило Габриэля изнутри. Странно, он никогда не сожалел о своих поступках. А тут этот злосчастный бар и его привычки…
Архангела передёрнуло.
«Неужели это чувство вины? Ну уж нет! Скорее Ад замёрзнет!» - он снова уставился в окно.

***
Самокопания не давали покоя весь остаток дня. Последовать примеру Кастиэля и заснуть не получилось (хотя старался изо всех сил), а болтать без умолку не позволяла откуда-то взявшаяся совесть, чтоб её! Габриэль был подавленным и в течение всей поездки, и когда они зарегистрировались в мотеле, и когда они с Кастиэлем увидели, что Сэм отключился, едва коснувшись головой подушки. Винчестер вымотался из-за всех нервных потрясений, перенесённых за два последних дня.
Кастиэль стянул свою грубую куртку и, кинув её вместе с рюкзаком на соседнюю кровать, многозначительно взглянул на архангела:
- Если тебе вдруг снова захочется развлечься, вот мой совет – хорошенько подумай и найди способ сделать это, не выходя из здания.
Габриэль скривился и показал брату очень выразительный жест, который чётко дал понять, куда тот может засунуть свой совет.

***
Ему не спалось. Вот что за издевательство?!
Он ведь только разобрался, в чём фокус, и очень полюбил это незатейливое времяпрепровождение. А внезапно лишиться этого счастья казалось очередной злой шуткой человеческого существования. Габриэль крутился на потёртом и неудобном диване: при каждом движении острая пружина впивалась в бок, а сам диван скрипел, словно вот-вот развалится.
Спустя какое-то время после полуночи, горестно вздохнув, он признал поражение, откинул одеяло, укрывавшее его, и затрясся от холода, оставшись лишь в боксерах и футболке. Прогоняя внезапное отвращение к самому себе, он встал с дивана и подошёл к кровати Сэма. Даже в темноте Габриэль мог различить синяк на его лице и вновь кровоточащую губу. Это были несерьёзные травмы – это вообще было ничто, в сравнении с тем, что он вытерпел за все годы жизни. Да чёрт возьми, они даже не шли в сравнение с тем, что он раньше получал по вине Габриэля!
Тем не менее, чувство вины было беспощадно.
Стараясь не думать, архангел сел на край кровати, зачем-то поправляя матрас. Сэм выдохнул и, не открывая глаз, перевернулся на другой бок, спиной к Габриэлю. Тот застыл, терзаемый дилеммой: сонный рефлекс или намеренная провокация…?
Да какое, в конце концов, это имело значение…
- Эй, Снежный человек? – шёпотом не получилось высказаться так величественно, как планировал архангел. Ответа не последовало, что значительно облегчило задачу. - …Слушай. Пойми меня правильно – я вовсе не признаю свою вину. Ведь я не был виноват! Никто не просил тебя вмешиваться и изображать героя. Я бы… Всё было бы в порядке. И вообще! Если бы ты не был таким фриком с комплексом супер-няни… - Габриэль поймал себя на том, что читает нотации безмолвной спине Сэма. В такую глупую ситуацию он ещё не попадал. – Короче, тебе действительно следует избавиться от привычки жертвовать собой ради других. Я думал, что после чёртовой дюжины смертей эта простая истина, наконец, засядет в твоей непробиваемой черепушке. Это может быть твоим последним шансом…хотя это маловероятно, при учёте просто тараканьей живучести Винчестеров…. Ладно, это уже офф-топик. Я пытаюсь сказать, что… Что тебе не стоит так сильно переживать, малыш. Я и Кастиэль уже большие мальчики и можем сами о себе позаботиться. Твои благие, но удивительно наивные попытки оберегать нас приносят больше вреда, чем пользы. Поэтому просто…ну, знаешь,… ослабь хватку немного. Мы не пропадём.
Он протянул руку к мускулистому плечу Сэма, желая похлопать его, но так и не решился. Он очень надеялся, что Сэм действительно спит. Габриэль просто ненавидел извиняться и говорить слова благодарности.
Вздохнув, он поднялся с кровати и направился к дивану, намеренно не оглядываясь. Архангел так и не увидел блестящих в темноте глаз Сэма, и такого же взгляда Кастиэля на соседней кровати.

***
На следующее утро Кастиэль проснулся…с проблемой.
Он видел сон, обрывочный и странный, с яркими вспышками ощущений, к которым ангел не привык, и потому не мог всё ясно вспомнить. Это не было для него в новинку; ему и раньше снились сны, пока он был человеком. Мимолётные картины из воспоминаний, которые к утру оставляли налёт лёгкой грусти…. Однако впервые за всё время сон повлиял на него физически: щёки горели и были невероятно красными, сердце часто и тяжело стучало, и …внизу всё было напряжено. Он взглянул на себя – или, точнее, на человеческий вессель, в котором он застрял, – и почувствовал дискомфорт, озадаченность и странную неудовлетворённость.
Дверь ванной распахнулась, и оттуда появился Сэм, бегло оглядывая комнату. Вдруг он резко остановился и вновь окинул взглядом лежащего Кастиэля. Поняв, в чём собственно дело, его глаза метнулись к потолку, да там и замерли.
- Эм, Кас? Может, ты хочешь…сделать с этим что-нибудь? …Пожалуйста?
Кастиэль вновь оглядел себя, не совсем понимая, что происходит. Покрывало он откинул ещё ночью, а тонкая простыня не скрывала весьма заметный бугор в его пижамных штанах. Ангел стал просто пунцовым.
Заметив его реакцию, Сэм вздрогнул и отвернулся.
- О боже, с этим разобраться мне точно не по силам, – он через всю комнату рванул к дивану и настойчиво растолкал спящего Габриэля. – Давай, подъём. Просыпайся!
Архангел отчаянно хватался за остатки сна, пытаясь оттянуть неизбежное.
- Господи, ну что теперь?! Почему ты решил начать снова со мной разговаривать именно сейчас? – Он устало потёр глаза и зевнул. – Неужели наша холодная война официально закончилась?
Уперев руки в бока, Сэм нетерпеливо пробубнил:
- Да, конечно, как скажешь. Ты абсолютно и бесповоротно прощён – если сейчас же встанешь и проведёшь со своим братом обстоятельную Беседу!
Габриэль развернулся, рассеяно глядя на Кастиэля, моргнул несколько раз, и его лицо приобрело злорадно-ликующее выражение.
- Неужели это…?
- Да! Поэтому не мог бы ты…
- Ооо! Первый утренний стояк Кастиэля… Как очаровательно!
- Вовсе нет, - настаивал Сэм, спихивая архангела с дивана. – Просто… Я не знаю… Поговори с ним об этом или что-нибудь ещё придумай. Я пока побуду…где-нибудь подальше отсюда.
В подтверждение своих слов охотник опрометью бросился к двери. Но разве от Габриэля так просто сбежишь? Вслед ему полетела ехидная ремарка:
- Эй, уверен, ему просто нужно подумать о Дине, а дальше он и сам разберется, что к чему!
Дверь громко захлопнулась, и Габриэль напустил на себя самый серьёзный вид.
- Итак, отныне ты не скажешь ни единого слова о том, что я пренебрегаю своими обязанностями, понял? А теперь пускай в ход руки, братишка. Вверх и вниз. Вверх. И вниз.

Глава 9

Сэм вернулся через час уже с завтраком, демонстративно не спрашивая о первом импровизированном уроке самоудовлетворения (в конце концов, есть вещи, о которых ему совершенно не хотелось знать). Он вручил Габриэлю коробку с блинчиками, а Касу хот-дог, и застыл в нерешительности, стараясь привлечь внимание ангелов.
- Что не так? – пробормотал Габриэль с набитым ртом.
- Я тут, эм…подумал, что мог бы потренировать вас в рукопашке. Ну, самооборона, знаете? Если вы хотите…
Габриэль тут же перестал жевать и тяжело сглотнул, не веря собственным ушам. Даже Кастиэль выпрямился на стуле, откладывая в сторону газету.
- Я не передумал. Мы по-прежнему не собираемся охотиться, – он одарил обоих выразительным взглядом, пресекающим любые возражения. – Но поскольку вы доказали, что можете вляпаться в смертельно опасные передряги даже с людьми, я решил, что вам нужно уметь защищаться, если возникнет такая необходимость… - совсем сконфузившись, Винчестер неловко пожал плечами.
Кастиэль попытался его немного приободрить.
- Полагаю, это мудрое решение.
Однако Габриэль тут же вскочил на ноги, забыв про блинчики, и запротестовал.
- Эй, погоди-ка секунду! Я никогда не позволю тебе напасть на меня.
- У меня и в мыслях не было…
- Да в этом весселе я как хрустальная ваза! Ты только посмотри на меня! – Он продефилировал по комнате, демонстративно покрутившись перед «зрителями». Честно говоря, с утра пораньше, да ещё и в боксерах, он действительно казался довольно хрупким.
- Я буду нежен, обещаю…, - пробормотал Сэм, закатывая глаза. – Прости, чувак, но это ты хотел большей независимости! То есть… ,- он усмехнулся, - …мне не хочется, чтобы меня считали наивным защитником, или фриком с комплексом супер-няни.…
Архангел побагровел и тихо выругался.

***
Рождество наступило спокойно и без помпы, что было довольно странно, учитывая факт наличия двух ангелов. Сэм думал, что для них это будет более значимое событие. Вроде одного из профессиональных праздников, или что-то подобное.
- Эта дата не имеет никаких религиозных оснований, - внёс необходимую ясность Кастиэль. – Она была выбрана, чтобы примерно совпадать с зимним солнцестоянием, что облегчило введение Христианства.
- То есть получается, вы не любите его только потому, что по сути это языческий праздник?
Габриэль одарил его просто испепеляющим взглядом.
- Извини, вот ты специально каждый раз напрашиваешься на споры? Или тебе просто нравится слушать звук моего голоса? – Он хитро взглянул на охотника, но, не увидев никакой реакции, пожал плечами. – Мы не «не любим» его. Мы к нему…вообще никак не относимся. Это просто дата в календаре, которая не имеет к нам отношения. Никому нет дела, понимаешь?
Сэм удивлённо поднял брови.
- Хм. Ладно…
- Кроме того, - добавил архангел, не выпуская изо рта красно-белую карамельную трость, - в современном мире Рождество давно стало коммерческим праздником.

***
В тот вечер показывали «Гринч – похититель Рождества», и все расселись вокруг телевизора, словно вокруг волшебной лампы. Кас сидел на кровати, облокотившись на спинку, и впервые выглядел по-настоящему расслабленным. Он одолжил один из огромных свитеров Сэма, поскольку в комнате было довольно холодно. На ногах, одетых в тёплые носки и потёртые джинсы, лежала очередная книга. Он хотел погрузиться в чтение, но на самом деле уже больше сорока минут не мог оторвать глаз от экрана телевизора.
- В этом фильме нет совершенно никаких традиционных мотивов, - прокомментировал ангел, смотря на Джима Керри в костюме Гринча, пробирающегося в свою Гору. – Честно говоря, я думал, что люди гораздо лучше знают тематику этого праздника.
Сэм снисходительно улыбнулся. Он уже привык к новой христианской догме, которую так неожиданно на него свалили ангелы.
- Фильм основан на детской сказке, Кас, - терпеливо объяснил Винчестер. – Он должен быть весёлым и нереальным. И не пропагандистским, насколько я знаю.
- Ну да, - встрял Габриэль через всю комнату. – Христианство давно уже вчерашний день. Иди в ногу со временем, братишка!
К всеобщему сожалению, около недели назад Габриэль научился пользоваться микроволновкой, и с тех пор постоянно ставил под угрозу всех окружающих, искренне полагая, что всё становится вкуснее, если это взорвать. Пока ему удалось полностью уничтожить первую микроволновку, забрызгав плавленым шоколадом всю комнату, и взорвать вторую, разогревая в ней готовый обед в пластиковой упаковке. Сэм не был настроен всё Рождество соскребать со стен очередную кулинарную катастрофу, потому поручил Габриэлю самое простое задание.
Раздался звуковой сигнал, и архангел со слишком уж большим ликованием вытащил из печи попкорн.
- Сладкий, - гордо объявил он, когда резкий запах карамели наполнил комнату. Он сунул целую пригоршню в рот, довольный, как сытый котяра.
- Где ты его взял? – ошеломлённо спросил Сэм, сразу же решив, что не хочет этого знать. – Ты растолстеешь, если продолжишь уплетать сладости в том же духе.
Габриэль хотел было отмахнуться, но вдруг замер и встревожено оглядел себя.
- Ты думаешь?
- Расслабься. Твоя девчачья фигура в полном порядке. Ну, пока что.
Архангел самодовольно фыркнул.
- Чертовски верно!
Он вернулся к дивану, на котором сидел Сэм, неловко шлёпнулся на подушки, а ноги закинул Сэму на колени.
У того брови поползли вверх от такой наглости.
- Ты не настолько похож на девушку. Брысь!
Но Габриэль проигнорировал его, устроился поудобнее на диване и вернулся к просмотру фильма, попутно подкидывая попкорн вверх и ловко ловя его ртом. Сэм вздохнул, признав поражение. Так гораздо проще, нежели тратить силы на бесполезные споры. Руки девать было некуда, потому он опустил их на ноги архангела.
Охотник ошеломлённо застыл, некоторое время пытаясь понять, что произошло.
Только сейчас ему пришло в голову, что он почти никогда не дотрагивался до Габриэля; только в гневе – и даже таких случаев было от силы два. Конечно, из-за требований Дина, Сэм не привык к физическим контактам, но даже для него было редкостью никогда не касаться человека. Даже Касу он пожал руку при их первой встрече и поймал ангела, когда тот израсходовал все силы. А вот Габриэль…
На ощупь архангел казался слишком человечным. Он был гибким, мягким, немного тяжёлым и с совершенно нормальной температурой тела, которая чувствовалась даже сквозь джинсы. Он пах жутким сладким попкорном и фруктовым шампунем - чисто и обычно…
Вспыхнув, Сэм оглянулся и увидел, что Габриэль внимательно за ним наблюдает. Архангел ухмылялся, и в ответ на растерянный вид Сэма приподнял бровь и выразительным взглядом указал на свою голень, зажатую в руке Винчестера.
Сэм отдёрнул руку, словно ошпарившись, и неловко сделал вид, что пытается почесать спину, судорожно соображая, какого чёрта сейчас произошло. Он покрутился ещё пару секунд, а затем уселся, скрестив руки на груди и держа их как можно ближе к себе.
Лениво откинувшись назад, Габриэль рассмеялся, громко и заливисто, не только позабавленный, но и заинтересованный произошедшим.

***
Вот как-то так, бесцеремонно и тихо, прошло Рождество. Они не обменивались подарками, не наряжали елку, этот день совершенно не отличался от любого другого, с момента их воскрешения. Но, тем не менее, в каком-то смысле, он стал переломным моментом. Исчезли некоторые невидимые границы, что сделало их компанию ещё более сплоченной.
Кастиэль уснул незадолго до полуночи, прямо на не расстеленной кровати Сэма, мягко посапывая. Сэм и Габриэль не спали большую часть ночи, вяло смотря рекламу и просьбы позвонить по ночным горячим линиям. Они даже практически не разговаривали: лишь время от времени тихо бормотали, прося передать пиво или переключить канал. Освещённая только светом телевизора, обстановка казалась завораживающей, даже гипнотической. Только под утро Сэм пришёл в себя достаточно для того, чтобы заметить расслабленные ноги Габриэля у себя на бёдрах и собственную руку, мягко поглаживающую тёплую кожу его лодыжек.

Глава 10

- Кажется, я умираю…. Б***ь, как же всё болит! Не могу поверить, ты снова убил меня…
Сэм закатил глаза и глотнул воды из бутылки.
- Ты не умираешь, Габриэль. Просто впервые в жизни тебе пришлось поработать.
Кастиэль, облокотившись на машину, пытался привести в норму дыхание.
- Дин как-то сказал, что без тренировок…я стану…«дряблым».
Габриэль застонал, перевернулся на спину и прикрыл рукой глаза, лёжа на траве.
- Клянусь, если он процитирует ещё одну мудрость из Евангелия от Винчестера-старшего, я замотаю его голову клейкой лентой…
Сэм фыркнул, представив, что именно ему пришлось бы сделать, дабы успокоить архангела.
Для спокойного обучения ангелов приёмам рукопашной борьбы Сэм выбрал огромное поле у чёрта на рогах. В обозримом пространстве не было ни единого намёка на жизнь, что оказалось очень кстати, ведь «тренировки» больше напоминали избиение младенцев. Ни Джимми, ни неизвестный вессель архангела при жизни не отличались хорошей физической формой, а следовательно, и Кастиэль с Габриэлем тоже. Вообще Сэм думал, что они, как однажды гневно сказал Кастиэль, были солдатами. И умели постоять за себя без применения смертоносных способностей. Но это было раньше, когда они были ангелами – даже значительно раньше, когда они были другими существами, совершенно другими творениями. Создавалось впечатление, словно их заранее снабдили всеми необходимыми теоретическим знаниями, но им явно не хватало мышечной памяти, силы и выносливости, которыми эти знания всегда сопровождаются. Потому они были медленными, неуклюжими и быстро уставали, что сильно печалило обоих.
Кас всё ещё пытался придти в себя после десятиминутного спарринга, в течение которого Габриэль смеялся и подшучивал над младшим братом, терявшим всё своё былое величие. Фактически, он продолжал смеяться до тех пор, пока не настала его очередь, и Сэму не представилась возможность от всей души отыграться за ту кошмарную рекламу средства от генитального герпеса…
Теперь, пока Сэм злорадствовал, Габриэль пытался вырваться из-за захвата громилы-Винчестера. На секунду он, ошеломлённый, присел на землю, а затем поднял в воздух обе руки, сигнализируя о капитуляции.
- Всё! С меня хватит. Сдаюсь. Хочу снова быть ангелом!
Смеясь, Сэм дотянулся, взял его за одну из жестикулирующих рук и легко поднял на ноги. Габриэль неуклюже пошатывался, и Сэму пришлось придержать того за плечи, прежде чем повернуться к Кастиэлю.
- Итак, на сегодня закончили. Если, конечно, никто из вас не хочет ещё одного подхода.
Ангелы обменялись хмурыми взглядами. Кастиэль без лишних слов открыл ближайшую дверцу машины и запрыгнул на сиденье, по-прежнему восстанавливая дыхание. Всё его воодушевление, появившееся несколько дней назад, когда Сэм подкинул идею о тренировках, куда-то испарилось.
Габриэль же выглядел не просто разочарованным, а совершенно несчастным.
- Я серьёзно, - ни к кому особо не обращаясь, ворчал он. – Быть человеком ужасно! Зачем вы так издеваетесь над собой?
- Да у нас нет особого выбора…
- Да я про охотников! – воскликнул архангел. – Слушай, я действительно стал уважать вас. Почему ты не говорил, каково это? С меня хватит, малыш, честно. Эта профессия полностью в твоём распоряжении! Я на неё больше не претендую…
Он немного хромал от того, что Сэм пнул его под колено, потому, сжалившись, Винчестер придерживал его за локоть. Это повлекло очередной недоумевающий взгляд со стороны архангела, однако Габриэль решил не отказываться от поддержки, пока они шли к машине.
Хотя всё же от комментария не удержался:
- В последнее время ты частенько стал распускать руки…
Смущённый таким откровением, Сэм немедленно отпустил его.
- Прости. Я…
В янтарных глазах заплясали хитрые огоньки:
- Я не сказал, что мне это не нравится.

***
Сэм прекрасно понимал, что нельзя серьёзно относиться к флирту Габриэля.
Архангел клеился ко всему, что двигалось, причём даже к тому, что сам и создал. Его идея марш-броска была связана с истеричной богиней разрушения, которая хотела его же убить; предсмертная записка была представлена в виде DVD с порнухой…. Да чёрт возьми, от скуки он флиртовал даже с Дином, когда они впервые встретились! И далеко не впервые он бросал двусмысленные комментарии в сторону Сэма.
Так что да, Сэм знал, что нельзя принимать близко к сердцу ухмылки и подмигивания Габриэля. К тому же, он думал, что в этом не было ничего личного.
Пообщавшись достаточно долго с падшими ангелами, он знал, что рано или поздно все они пытаются заполнить отсутствие своей Благодати чем-то другим, вроде ангельского «метадона» (многое из этого охотник предпочёл бы забыть). В случае Каса это был алкоголь, а затем и обезболивающие, которые Дин неосмотрительно дал ему, и которые Сэм, позже, вынужден был конфисковать. У Анны были рисунки, лекарства, которыми её пичкали в психушке и нездоровая тяга к Дину, а затем и к Руби. Уриил утешался слепой преданностью, Захария политикой. Даже Люцифер копил гнев и ярость, чтобы «залатать» пустоту исчезнувшей Благодати – но об этом Сэму неприятно было вспоминать.
К сожалению, послужной список Габриэля просто кричал о том, что хозяин отчаянно пытался заполнить пустоту сексом, а сейчас ему этого очень не хватало.
И поскольку на данный момент Сэм был единственным, кто не связан с ним кровным родством, то естественно, рано или поздно, стал бы объектом флирта. Но проблема заключалась в том, что Габриэль сделал шаг вперёд и действительно хотел, чтобы Сэм был его «метадоном». Не то, что бы Винчестер имел что-то против секса с парнями (даже с ангелами). Просто это было не по его части, вот и всё.
Да к тому же Сэм и так нагрешил выше крыши, трахая демона. Ему совершенно не хотелось нарваться на неприятности, растлив ещё и архангела. Даже с учётом того, что Габриэль уже был донельзя распущенным.
Так или иначе, всё сводилось к тому, что Сэму действительно не стоит поощрять архангела только потому, что человечность и ранимость Габриэля были трогательно очаровательными. Он даже не понимал, почему это казалось таковым. Тогда, в номере, всё происходило неосознанно. Но сейчас другое дело. Сейчас он всё понимал.
И всё же не было оправдания его поведению.
В конце концов Габриэль найдёт выход своей энергии, и они смогут счастливо придерживаться традиции Винчестеров «Не Обсуждать Похождения». Только Сэму придётся держать архангела подальше от проституток…. И, о боже, Сэм только сейчас понял, что ему придётся рассказывать им о безопасном сексе. Господи Иисусе! Он мысленно сделал пометку купить презервативы и какие-нибудь овощи фаллической формы, всей душой желая избежать этой перспективы.

@темы: fanfiction-translate