20:30 

Ледяная душа
Один из несомненных фактов жизни заключается в том, что среди пустых фантиков всегда хоть одна конфетка, да отыщется (c)
Название: For Love is Strong as Death
Автор: sakuri69
Переводчик: Ледяная душа
Фэндом: Сверхъестественное
Пейринг: Сэм/Габриэль; Дин/Кастиэль; Бобби/Кроули (фоном)
Рейтинг: PG-13
Жанры: Слэш, Юмор, немного тоскливости и много самокопаний
Описание: Спустя четыре месяца после несостоявшегося Апокалипсиса, Сэма, Кастиэля и Габриэля возвращают к жизни в одно и то же время, в одном и том же месте. Сэму предстоит справляться с двумя ангелами и тем фактом, что он, возможно, никогда не увидит брата снова…


Глава 1

Сэм проснулся.
Это стало первым тревожным звоночком: что-то явно не так.
Где-то на задворках сознания он был уверен, что невозможно просто взять и «проснуться» после падения в Бездну с двумя архангелами, решившими устроить разборки на Земле. Так что глазеть по сторонам и зажмуриваться от света белоснежного неба, было как-то странно. Сэм застонал и заставил себя перевернуться. Оказалось, он лежит на мёрзлой траве... Вообще наличие травы как таковой было удивительно. Сэм всегда считал, что Ад не то место, где можно поваляться на травке.
Думать о том, что есть куда более насущные проблемы, ему не хотелось.
- Дин?
Имя вырвалось само, ведь он всегда первым делом искал брата. К тому же Дин был последним, кого он видел всего за несколько мгновений перед падением. Дин должен быть здесь.
Но его не было. Сэм понял это инстинктивно, почувствовав нутром. Осмотревшись, он понял, что находится даже не в том месте. Здесь не было кладбища, не было Импалы, не было Дина. Здесь вообще ничего не было. До самого горизонта, и дальше, били только поля, посеребрённые морозом и туманом.
«Вот дерьмо…», - пронеслась единственная осознанная мысль.
Но, как ни странно, сложившаяся ситуация не выходила за рамки понимания Винчестера-младшего. Отнюдь нет. Потому Сэм бодро вскочил на ноги, отряхнул с себя росу и пошёл. Даже сейчас бродить в одиночку по замёршей дикой дали казалось слишком хорошей развязкой по сравнению с Адом, и он никак не мог отделаться от ожидания подвоха.
Что ж, долго ждать ему не пришлось.
Он обернулся, размышляя, в каком же направлении лучше двигаться, когда его внимание привлекло нечто, отличавшееся от царившей серебристо-зелёной гаммы.
И, о Боже, Сэм узнал бы его из тысячи.
Он бросился вперёд без колебаний, вниз по замёрзшему склону, спотыкаясь и поскальзываясь, стремясь добраться до такой знакомой фигуры Кастиэля. До него не сразу дошло, что ангел не двигается: он выглядел так, словно впал в кому, будто все ангельские силы покинули его. Его руки и ноги были раскинуты в стороны так, словно он только что рухнул. Трава вокруг него не была мерзлой, а даже наоборот, немного опалённой ближе к телу ангела. Но, пожалуй, самым странным в этой картине было то, что рядом лежала самая обычная дорожная сумка.
Сэм тихо выругался и опустился рядом с лежащим ангелом. Внутри всё сжалось от воспоминания о холодной ярости Люцифера, одним щелчком взорвавшего Кастиэля, пока охотник беспомощно метался и кричал, запертый в собственной голове. Сэм был готов взвыть и бросится бежать от собственной памяти, но, собрав все свои силы, дотянулся до ангела и хорошенько встряхнул его.
- Кас! Кас, да брось уже. Дин убьёт меня, если ты впадёшь в кому, или замёрзнешь до смерти, или ещё что-нибудь….
Он отгонял мысль о том, что Дин в любом случае убьёт его, уже увидев однажды, как он превращает в кровавую лужу его вроде-как-не-парня.
Сэм был уже на грани полной паники и искал стену, чтобы с разбега разбить о неё голову, когда Кас наконец соизволил очнуться. Движения давались ему нелегко, он кое-как потянулся, проверяя целостность костей, а затем уставился немигающим взглядом на Сэма.
Потребовалось всего несколько секунд, чтобы Кастиэль вскочил на ноги и отпрыгнул в сторону так быстро, что Сэм с трудом уловил все его движения. Кас выглядел таким диким, что Сэм в любую секунду ожидал увидеть Ангельский Меч, летящий в него.
- Эй, эй, эй! Кас! Это я! - он вскинул руки с тайной надеждой, что ангел успокоится при виде его капитуляции. – Не Люцифер, клянусь. Только я.
Дикое напряжение в голубых глазах и не думало пропадать, пока ангел размышлял, склонив голову на бок.
- Сэм?
- Да, да, Кас, это я.
Кастиэль быстро осмотрелся, оглядываясь через плечо и стараясь не упускать Сэма из поля зрения.
- …Где мы?
- Я вроде как надеялся, что ты мне об этом скажешь.
- Я…не уверен, - признал он, после нескольких долгих минут замешательства. – Я никак не могу разобраться в своих ощущениях.
Сэм тяжело вздохнул и схватился за переносицу.
- Так, ладно. Но мы хоть на Земле?
Учитывая обстоятельства, сомнения казались вполне естественными.
- Да, думаю да. Но вот как мы здесь оказались…
Сэм было открыл рот – хотел задать один из бессчетного количества вопросов, роившихся в его голове, - но не успел. Кто-то заговорил за его спиной.
- Нет, ну вы точно издеваетесь надо мной….
Оба «счастливца» резко обернулись, смотря на вершину того холма, с которого совсем недавно спускался Сэм. Их удивлению не было предела. Они были готовы увидеть кого угодно, но только не его.
Шедший к ним Габриэль казался невероятно сконфуженным и потрёпанным, что только усиливало абсурдность происходящего.
- Я так и знал! – зло проговорил архангел. – Я знал, что обязательно произойдёт что-то подобное, раз меня в это втянули! Я ведь умер, не так ли?
- Нууу… - замешательство Сэма было красноречивее любых объяснений.
Габриэль лишь кивнул, ничуть не удивившись:
- Этого стоило ожидать. Изначально не надо было связываться с Винчестерами, - в его янтарных глазах сверкнуло подобие обвинения, которое не прибавило Сэму положительных эмоций. Охотник хотел было возразить, но не смог - архангел не давал сказать ни слова:
- Кстати, а где твоя «меньшая» половинка?
- Он… - Сэм резко остановился, осознав, что не имеет ни малейшего понятия о том, где сейчас Дин. Чёрт, да он даже не знал, где они находятся. Он беспомощно взглянул на Кастиэля, но увидел лишь глубокое потрясение, отражавшееся в ярких голубых глазах.
Это было последней каплей, переполнившей чашу терпения Габриэля:
- О, да бросьте! Только не говорите мне, что из всех нас только Дин «Любимчик смерти» Винчестер пережил Апокалипсис! Разве это справедливо?!
- Заткнись, Габриэль, - автоматически выпалил разозлённый Сэм. – Слушай, ты вообще хоть отдалённо понимаешь, что здесь происходит?
Архангел пожал плечами:
- Неа. Последнее, что я помню, это то, как Люци насадил на меч все мои внутренности – что, кстати говоря, зверски больно. Так что не мог бы кто-нибудь из вас, пустоголовых, просветить меня: что я пропустил?
У Сэма не было ни терпения, ни желания подробно описывать, как всё пошло под откос, поэтому он просто ответил:
- Я сказал «да» Дьяволу.
После долгой паузы, в течение которой Габриэль таращился на него, как баран на новые ворота, охотник добавил:
- Затем я бросился в Бездну, захватив с собой обоих твоих братьев. Очнулся уже здесь около пяти минут назад.
Впервые за всё время Габриэль выглядел действительно ошеломлённым. Он открыл рот, но, похоже, был не в состоянии сказать что-либо.
Сэм отвернулся, решив дать архангелу пару минут переварить всю информацию, и обратился к Касу.
- Хорошо. Итак, мы живы… Правильно? Я имею в виду, мы кажемся довольно живыми…
- Это кажется правильным выводом. Возможно… Возможно, мой Отец решил даровать второй шанс тем из нас, кто погиб от руки Люцифера.
Габриэль презрительно фыркнул:
- Ты лучше надейся, что это действительно так, братишка, потому что я клянусь, если кто-то снова продал свою душу, я очень разозлюсь. Я, в отличие от некоторых, не собираюсь снова наступать на те же грабли.
Сэм вздрогнул, отчаянно надеясь, что Габриэль прав. Он был почти уверен, что Дин не совершил бы такую глупость во второй раз. В конце концов, Дин ведь обещал. Сэм заставил брата поклясться, что если тот переживёт последний бой, то вернётся к Лизе и Бену и наконец-то получит давно заслуженную нормальную жизнь. Дин обещал, и, независимо от того, каким безмозглым подонком он порой может быть, никогда не нарушал обещание, данное своему младшему брату. Сэм не считал, что сейчас что-то изменилось, поэтому Дин не мог иметь никакого отношения к их неожиданному воскрешению. Сейчас он должен жить в пригороде со своей новой семьёй совершенно нормальной жизнью и… и…
Ледяным потоком обрушилось осознание одного простого факта.
Охотник взглянул на Каса, пытаясь справиться с внезапным приступом заикания.
- Чувак, мы не можем вернуться.
Ангел поднял голову:
- Вернуться куда, Сэм?
Сэм нервно провёл рукой по волосам, подбирая слова для этой затруднительной ситуации.
- К Дину, Кас. Господи… Он счастлив. У него есть Лиза и… и ребёнок. Мы не можем просто свалиться, как снег на голову, и снова втянуть его в эту чокнутую жизнь.
- Ну вот, начинается, - закатил глаза Габриэль, смотря на несуществующие часы, - фирменное занудство Винчестера точно по расписанию. Но ты продержался целый десять минут, Сэмми. Твой личный рекорд!
Этот выпад ушёл в никуда.
Кастиэль нахмурился:
- Твой брат хотел бы знать, что ты жив и здоров, Сэм. Ты же знаешь. Позволять ему и дальше думать…
- Нет, хватит, – он вскинул руку, заставив ангела замолчать. – Кас, подумай об этом. Дин… Он это заслужил. Ты знаешь, что заслужил, после всего, что он сделал и пережил. У него, наконец, есть нормальная жизнь, он в безопасности, он с женщиной, которую любит. Не знаю, как ты, а я не собираюсь отбирать у него всё это.
Это был удар ниже пояса. Сэм понял это, когда лицо ангела превратилось в непроницаемую маску при упоминании о том, что Дин кого-то любит. Но Сэму было всё равно. Он должен был осадить ангела, с трепетом жаждущего вернуться в жизнь его брата, разрушив тем самым его счастье. Тут все средства хороши.
Кастиэль выпрямился, расправил плечи и, наконец, кивнул:
- Да. Разумеется. Я повёл себя…невнимательно.
Габриэль вновь закатил глаза, совершенно не впечатлённый всем этим представлением.
- Гхм. Итак, хотел бы полюбоваться на продолжение этого трогательного шоу, но мне пора. Столько людей, которых нужно увидеть, столько дел, которые нужно сделать раз уж я восстал из мёртвых. Ну, вы двое в курсе - с вами такое уже бывало.
Он криво усмехнулся и громко щёлкнул пальцами в зимней тишине.
Все ждали.
После нескольких невероятно долгих секунд усмешка слетела с лица Габриэля, и снова раздался щелчок. По-прежнему ничего не изменилось.
- Эм, Габр…
- Заткнись, - перебил архангел, слишком занятый отчаянными попытками исчезнуть по мановению руки.
Вздохнув, Сэм решил оставить его в покое и повернулся к Касу:
- А как твои ангельские силы? Летать можешь?
Кастиэль закрыл глаза и стал похож на спокойную, неподвижную статую. Он казался совершенной противоположностью истерившему на заднем плане Габриэлю, который уже лупил себя по рукам и дошёл до такой жестокой ругани, что даже привыкший ко многому Сэм содрогнулся.
Спустя какое-то время Кастиэль вновь открыл глаза.
- Я не могу. Я…чувствую себя так же, как когда очнулся в больнице.
Сэм не верил своим ушам.
- Ты снова человек?
- Надеюсь, это состояние временно.
- Замечательно… - вздохнул охотник. Ещё раз оглядевшись, он прикинул несколько вариантов дальнейших действий.
Он не имел ни малейшего понятия, как долго они были мертвы. Это могли быть минуты, месяцы или даже годы. Чёрт, да для всех, кого он знал, могли пройти целые века. Это было бы ничуть не удивительно.
Он совершенно не знал, где он был, или, если уж совсем на чистоту, куда теперь идти. У него не было места, которое бы можно было назвать «домом». Были только Импала и Дин – но и то, и другое было вне досягаемости, по известным причинам. Ещё можно было найти Бобби. Наверное.… Или он мог просто добраться до ближайшего города и начать жить так же, как жил раньше. Ну, только без брата.
- КАК ОН МОГ СО МНОЙ ТАК ПОСТУПИТЬ?! – окончательно взбесился Габриэль, разрывая своим криком холодный воздух.
И это была ещё одна проблема, которую предстояло решать именно Сэму. Он оказался в компании двух бессильных ангелов, которые могли (или не могли) справиться с таким положением вещей. Во всяком случае, один из них точно не имел ни малейшего понятия о том, как быть человеком. Ну и какого чёрта ему со всем этим делать?! Взять их с собой? Ладно, с Кастиэлем ещё можно справиться. Хоть он и личный ангел Дина, с Сэмом они тоже друзья – так или иначе. С Касом он ладил. Ангел мог быть тормозным и тоскливым, а иногда даже немного заносчивым, когда занимался всеми этими Супер Серьёзными Ангельскими Делами, но это был Кас. Сэм вроде как ему обязан.
Но Габриэль?! Серьёзно?!
Тот самый Габриэль, который сейчас был так занят высказыванием самых нецензурных выражений в мире прямо перед ними без малейшего зазрения совести.
Сэм не выдержал и отвернулся, потому как некоторые выражения действительно вгоняли в краску. Вместо этого он уставился на дорожную сумку, которая валялась рядом с Кастиэлем. Напустив на себя хмурый вид, он опустился рядом с ней.
Прошло всего мгновение, но когда он узнал её, удивлению не было предела. Это была та же самая сумка, которую он таскал с собой до того как…ну, умер. Точно такую же сумку он возил с собой в багажнике Импалы и забирал в номера мотелей. Он расстегнул молнию и заглянул внутрь, изумившись наличию там всего своего барахла. Ноутбук, пара джинсов, несколько рубашек, несколько поддельных кредиток, которые скорее всего больше не действовали, и нож Руби.
- Какого х…?!
- Похоже, что Отец решил снабдить тебя всем необходимым по возвращении, - выглянул Кастиэль из-за плеча Сэма.
Винчестер фыркнул и подумал, почему же Богу не пришло в голову вернуть их не в столь безлюдное место, или почему Он не вернул ангелам их силы, или, раз уж на то пошло, почему Он не остановил Апокалипсис до того, как они все умерли! Сэм решил, что если уж это действительно Бог воскресил их, то Он фигово выполняет свою работу.
Но подобные мысли больше разочаровывали, чем обнадёживали.
Разозлённый всем и всеми, он закинул на плечо сумку и искоса взглянул на своих больше-не-ангельских товарищей.
- Итак, есть пожелания, в какую сторону топать?

Глава 2

Как выяснилось, из всех мест на земле, нелёгкая их принесла в Висконсин. Чёртов Сырный штат…. У Бога отвратительное чувство юмора.
Сэм угнал первую же попавшуюся машину.
Так уж вышло, что они им посчастливилось её найти только после двухчасового променада, о подробностях которого лучше умолчать. Стоит лишь упомянуть, что если бы охотнику снова пришлось выслушивать жалобы сучонка Габриэля о том, что ходить – это занятие не достойное его ангельского величества, поскольку он должен перемешаться лишь по щелчку пальцев, то вечность наступила бы для всех гораздо раньше.
Сэм буквально запихнул Габриэля на заднее сидение их «нового» авто (несколько несоответствующего габаритами даже бессильному архангелу), захлопнул дверь, и стремительно развернувшись, занял своё место за рулём. Кас, хоть и держал доверенный ему дробовик, после аккуратного косого взгляда на и без того взбешённого Винчестера, предпочёл не комментировать аморальность кражи.

***
Однажды Дин признался, что затащил Кастиэля в бордель и пытался напоить там ангела, щедро покупая любую выпивку, на которую тот соглашался. Сэм счёл бы это преувеличением, зная особый талант Дина виртуозно врать о странностях ангела, в тайне ими восхищаясь, - да только вот он сам был свидетелем явления пьяного в дым Каса к ним в номер. Так же он помнил Джо и Элен, смеющихся и клятвенно заверяющих его в том, что Кас выпил подряд череду стопок и даже не поперхнулся. В итоге Сэм заключил, что ангелы всё-таки могут опьянеть, но только если приложат достаточно усилий.
Вследствие этого было, по меньшей мере, странно видеть Кастиэля, подавлено ссутулившегося после всего одной бутылки пива. Его руки тяжело лежали на барной стойке, а сам он, не мигая, и без малейшего интереса разглядывал этикетки на бутылках, стоящих у стены напротив. Видимо Кас собрался побыть угрюмым пьяницей и даже не пытался улучшить мрачное настроение Сэма. По большей части он изо всех сил старался игнорировать присутствие надувшегося охотника слева, но это оставляло его один на один с Габриэлем – гедонистичным архангелом и языческим богом, чья нелестная репутация опережала своего хозяина, сидящим по правую сторону. Тот хмуро разглядывал красный фруктовый коктейль, который даже Сэму было стыдно заказывать.
Они остановились в первом же городе, который попался на пути, в первом же баре, мимо которого проезжали. Сэм провёл целых два часа, выигрывая деньги за бильярдным столом, пока ангелы таращились на него глазами брошенных щенят. Отсутствие Дина ощущалось как потеря конечности. Не было ни ругани, ни возмущений, ни язвительных подначек, которые всегда сопровождали его игру. Поэтому Сэм выиграл ровно столько, сколько понадобилось для оплаты номера в мотеле и чтобы забыться за бутылкой пива (или даже тремя) перед уходом. Ну и что, что он пытался заняться «самолечением»; в конце концов, алкоголь безопаснее, чем кровь демона. Кроме того, он только что вернулся из мёртвых (снова!), без брата или малейших намёков на родных людей, не считая двух ангелов-иждивенцев, которые в своё время неслабо потрепали ему нервы. Хотя…его ведь могли проклясть или вовсе оставить в клетке…. Так что спасибо и на том.
Но его поток сознания был бесцеремонно прерван архангелом, неожиданно хлопнувшим ладонью по стойке.
- Да чтоб вас всех…. Кажется, мне снова надо поссать! Как вы, люди, находите время для чего-то помимо того, как постоянно выделять мерзкие жидкости из тела?!
Сэм сильно ущипнул себя за переносицу и зажмурился.
- Габриэль, пожалуйста…пожалуйста, замолчи.
Было ужасно в первый раз буквально на пальцах, но очень вежливо объяснять этому неземному существу, как именно работает пищеварительная система человека.
- Это просто смешно, - прошипели прямо ему в ухо. Как выяснилось, Кастиэль был не единственным ангелом, не имеющим представления о личном пространстве.
- Я делал всё, что Ему было угодно. Я был ценным игроком вашей Команды Доброй Воли! Ладно, признаю, я немного опоздал к началу игры, но тем не менее… - он остановился и гневно отпил из бокала свой блестящий коктейль. – Даже ошиваться здесь, внизу, было моей работой! В отличие от некоторых, я делал что-то значимое. Неужели я так много прошу – хм, даже не знаю, - например, достойной смерти?
Сэм бросил на него раздражённый взгляд.
- Ты правда на столько плохого мнения о нас, что предпочтёшь быть мёртвым, чем человеком?
- Ой, не строй из себя обиженного! После всех тех ангелов, которых ты повстречал, ты хочешь учить меня терпимости? Нет, малыш Сэмми, мне как раз нравится ваш народ – в большинстве своём. Но это не значит, что я хочу быть одним из вас.
Он с отвращением посмотрел на собственную руку, словно и правда видел в ней человечность.
Сэм уже открыл рот, чтобы как следует заткнуть экс-архангела, но был прерван смешком Кастиэля. Они с Габриэлем удивлённо переглянулись, ошарашенные вмешательством третьей стороны в их словесную перестрелку (которая, к слову, не прекращалась с самой их встречи). И оба стали ждать продолжения.
Кас не понял такого внезапного внимания к своей персоне.
- Тебе есть, что сказать, братишка?
- Нет, Габриэль. Будь добр, продолжай обсуждать своё глубокое отвращение к людям, несмотря на то, что последние несколько веков, а может и тысячелетий, ты одержимо погружался в их культуры и жизненные устои, притворяясь одним из них…
- Так, так, притормози! Я притворялся их богом, а не одним из них!
Габриэль моментально ощетинился, но за его враждебностью чего-то не хватало. Может того, что когда он был архангелом – или даже трикстером, - Сэм мог практически видеть силу, собирающуюся вокруг него, и невидимые крылья, расправляющиеся за его спиной. Сейчас же его человечность была так сильно выражена, что он походил на рассерженного коротышку с девчачьим напитком. Сэму захотелось засмеяться - таким забавным выглядел Габриэль, пожимающий плечами, словно пытающийся распушить перья.
- Довожу до твоего сведения, я был бы ужасным человеком. Именно поэтому я никогда и не пытался быть таковым!
Кастиэль, всё с тем же непроницаемым лицом, но со слегка расфокусированным взглядом, пожал плечами.
- Если это поможет, то ты и ангелом был ужасным.
Сэм попытался спрятать резкий и неуместный смех в кулак, сделав вид, что закашлялся. Разборки двух обессиленных ангелов – весьма занимательное зрелище.
Габриэль впал в безмолвный ступор на секунду.
- …Прости, что?! Как это в принципе может помочь? И как это вообще понимать?!
Младший ангел отхлебнул пива, пока обдумывал ответ.
- После того, как Люцифер и его последователи покинули Рай, ты был одним из первых ангелов, с готовностью ушедших на Землю. Ты отказался принять положенные тебе обязательства архангела, в то время как в твоём доме творился хаос. Вместо этого ты провел время исполняя роль не только человека и трикстера, но и самого языческого бога Локи – того, кем ты не имеешь права быть.
- Эмм, Кас…? – неуверенно вмешался охотник, практически уверенный, что через мгновение Габриэль будет сжимать в руках не бокал, а шею своего братца. В его глазах читалось жгучее желание обрушить смертоносные молнии на Кастиэля, оставив от того лишь горстку пепла на стуле. – Я думаю, пора закругляться.
Габриэль благополучно наплевал на попытки младшего Винчестера замять конфликт.
- О, значит в чужом глазу и соринка видна, а в своём бревна не видишь!
- Я не знаком с этим выражением…
- Это значит, что ты - маленький хныкающий лицемер, братишка. Я прекрасно помню, как ты наплевал на все свои обязанности, не подчинился данным тебе приказам, проматывая всё время в мире людей. Дину Винчестеру стоило лишь поманить, и ты нёсся сломя голову прежде, чем успевал подумать, зачем! Разве не так?
- По крайней мере, моё неповиновение не было основано на трусости. Ты, Габриэль, был одним из величайших среди нас, и вместо того, чтобы выполнять свой долг, предпочёл спрятаться подальше, скрыться за отрицанием и самоуспокоением. А ведь…
- Эй, я по-прежнему делал то, что должен был, даже в качестве Трикстера! Верши справедливость и всё такое прочее…
- Твоя «справедливость» с трудом могла называть таковой. Всё это было лишь для твоего развлечения. Так что да, Габриэль, я действительно считаю тебя ужасным ангелом. Но, похоже, ты никогда особо не отличался от людей.
Архангел рассвирепел так, словно ему дали пощёчину, и Сэм понял, что действительно пора вмешаться. Забавно, но разборка между братьями быстро превращалась в мордобитие: Кастиэль потянулся к горлу старшего брата. Сэм не мог понять, что за чёрт в него вселился. Это уже был не тот Кас, сидящий рядом с лёгким отвращением на лице. Он проявлял явную враждебность.
Он встал и втиснул свою тушу между ругающимися ангелами, делая вид, что ищет в карманах наличные.
- Так, вот теперь точно пора идти. Почему бы нам…
Габриэль обогнул его с выражением посмертного спокойствия.
- Ты переходишь черту, Кастиэль.
В ответ на это ангел поднялся, передёрнув плечами.
- Так или иначе, Габриэль, ты больше не можешь мне указывать.
Не говоря больше ни слова, он развернулся и направился к двери. Сэм искренне надеялся, что ангел не станет пафосно исчезать, а дождётся их в машине. Только этого им не хватало: кататься по округе с опушенными стёклами в машине и звать Кастиэля, словно он был потерявшимся щенком.
Он неловко прокашлялся, прогоняя непрошенные мысли, и посмотрел на Габриэля. Архангел буквально прирос к своему месту, смотря в пустоту, и на секунду Сэму стало его почти жаль.
- Послушай…Кас не хотел…Он просто волнуется. Думаю, он скучает по Дину, - Сэм очень старался проявить сочувствие.
Габриэль метнул на него полный ярости взгляд янтарных глаз.
- Я думаю, он хочет трахнуть Дина, - злобно прозвучало в ответ. – И злится он, потому что ты запретил ему побежать и кинуться в распростертые объятья твоего брата. Но это не даёт ему права отыгрываться на мне.
Сэм вздохнул и опустил голову, признавая поражение. Меньше всего ему хотелось искать ещё и второго ангела. О да. Жизнь обещала быть просто потрясающей…

Глава 3

Когда троица наконец отыскала мотель по карману, Сэма раздирали на части противоречивые чувства: с одной стороны, он был настолько изумлён, что потерял дар речи, а с другой боролся с желанием сломать хребет горе-архангелу. Оказалось, что Габриэль не имел ни малейшего понятия о том, как надо спать! Им достался номер с двумя кроватями, которые Винчестер благородно предоставил ангелам, а сам занял диван. Однако Габриэль даже к половине первого ночи не понял, в чём же тут фокус. Он с завидным упрямством будил Сэма разговорами, когда ему заблагорассудится, не стараясь даже переходить на шёпот.
- Скука смертная…. Вы и правда только лежите и ничерта не делаете целых восемь часов каждую ночь? Зачем?
- Заткнись, ты разбудишь Каса, – Сэм перевернулся и встряхнул плоскую подушку. В вестибюле ему удалось мельком глянуть в газету. Было начало декабря, значит почти четыре месяца прошло со дня его смерти. Интересно, значило ли это, что он пробыл в Аду сорок лет, как и Дин? Сложно было сказать точно, ведь воспоминания были так свежи, словно всё произошло вчера. Видимо, оно и к лучшему…
- Эй, Сэмми?
Уже четыре месяца Дин жил с Лизой и Беном, строя свою новую жизнь. Скоро Рождество. Наверняка он купит им подарки. Настоящие подарки, за которые нужно заплатить больше, чем доллар на автозаправке. Не станет воровать игрушки для Бена, как когда-то делал это для Сэма. Он…
- Сэм!
- …Что?
- О, ты типа спал что ли? Извини. Просто хотел спросить про планы на завтра.
- Будем исследовать, – ответ был краток. У Сэма на руках были два очеловеченных ангела, и чем быстрее он поймёт, как вернуть им силы и избавиться от их общества, тем лучше.
- Ага…. И ты правда думаешь, что это будет не сложнее, чем пролистать пару веб-страниц? Не многое известно об ангелах, парень, и ещё меньше известно о воскресших ангелах-людях.
Сэм громко вздохнул.
- Я понимаю, что будет не просто, Габриэль. А сейчас…попытайся уснуть, пожалуйста.
Наступил краткий миг тишины. Сэм лежал и слушал, как Кас мирно сопит в подушку. Но молчание долго не продлилось.
- Ладно, послушай. Сам не верю, что говорю это, но тебе следует ещё раз обдумать мысль о привлечении в эту передрягу твоего брата.
- Какое тебе дело до того, что я решил насчёт Дина?
Габриэль уселся на кровати и посмотрел на Сэма как на идиота. В темноте это производило довольно странное впечатление…
- Потому что братья Винчестеры сталкиваются с подобными проблемами каждый вторник, и уж прости меня за крамольную мыль о том, что нам нужна помощь! Не похоже, что вы с Кастиэлем готовы жить дальше, не встретившись с ним. Да и мне хотелось бы ещё полетать на своих крыльях в этом столетии!
Сэм закатил глаза. Разумеется, это чудо пернатое преследовало собственные цели.
- С Касом такое случалось и прежде. Он говорит, что это словно перезарядка батареек. Это временно.
- И у него получилось перезарядить батарейки?
У Сэма уже был готов отличный ответ, но вдруг он запнулся. Ведь не получилось же? Кас всё ещё был человеком, когда они попали в Клетку. Он умер человеком и был возвращён в том же состоянии.
- …Хм.
Габриэль закрыл глаза и откинулся назад на кровать.
- Шикарно…
Некоторое время они прибывали в молчании, и впервые Сэм действительно задумался о том, как быть с ангелами, если они навсегда останутся такими. Он даже не знал, что сам собирается делать. Первой в голову пришла охота, но таскать везде с собой Каса и Габриэля? Ну, Кас хотя бы уже был человеком, и Дин позаботился о том, чтобы тот мог себя защитить – но Габриэль? Габриэль был одним из величайших воинов Небес, но сейчас он не справлялся даже с элементарными человеческими потребностями в еде и сне. В голову закралась мысль о том, чтобы скинуть его на кого-то, у кого есть время и терпение учить архангела, но это казалось подлым. Несмотря на все те гадости, которые Трикстер им подстраивал, Габриэль был вроде как в их Команде Доброй Воли, и действительно умер за них. Научить его правилам питания и помочь справиться с бессонницей – это меньшее, что Сэм мог сделать.
Итак, охота отпадала. По крайней мере, сейчас. Может после тренировок и уроков самозащиты, но не сейчас. Что же остаётся? Он мог отвезти их к Бобби. В конце концов, старому охотнику безумно нравились их энциклопедические знания обо всём сверхъестественном. Но Бобби, скорее всего, позвонит Дину, несмотря на обещания не делать этого. А даже если и сдержит слово, то среди охотников рано или поздно поползут слухи. А они обязательно дойдут до Дина. Поэтому нет. Вариант с Бобби тоже отпадал.
- Псс, Сэм!
- О, Господи Иисусе – чего тебе, Габриэль?!
- …Нет, ну серьёзно, мы должны просто так лежать?
Не выдержав, Сэм запустил в ноющего соседа подушкой.

***
Сказать, что утро было кошмарным – значит, ничего не сказать.
Кастиэля мучило похмелье, тошнота и раздражительность с момента пробуждения. Габриэль, разумеется, мучился бессонницей. В номере был только один душ, и лишь Сэм знал его предназначение. Не было зубных щёток, бритв, да и всего остального, что было необходимо с утра нормальным взрослым мужикам. К тому же, к полудню они должны были уехать из мотеля, и наличные у Сэма закончились. Вся эта красочная картина описывала его нынешнюю жизнь. Он думал не о том, где найти работу, а о том, как долго его не заметут с краденой кредиткой.
Он вытащил у парня на парковке бумажник и забрал все наличные, предусмотрительно отдав сам «найденный» бумажник служащему мотеля. Усевшись на водительское сиденье, он чуть не выскочил обратно, когда сзади ему на шею прыгнул Габриэль. Волосы у него были всё ещё мокрые после душа, холодная вода с них капала прямо Сэму на шею.
- Что ж, это определённо был один из крутейших моментов. А ты, оказывается, маленький карманник, Сэмми?
Сэм глянул на него в зеркало заднего вида.
- Это было не «круто», это было…необходимо.
Уже после ему подумалось, что не стоило подавать плохой пример архангелу-бунтарю. Хотя вряд ли можно ещё сильнее его испортить. Да и существует ли вообще возможность убедить Габриэля делать то, что ему велят, а не то, что вздумается…?
Рядом с ним Кастиэль пристегнулся ремнём безопасности, аккуратно прилаживая его поверх своего мятого пальто. Он выглядел гораздо более взъерошенным, чем когда-либо. А всего-то попытался переодеться без помощи ангельских сил…. Сэм неожиданно подумал, что нужно что-то решить с одеждой для этих двоих.
Но как же разобраться со всем и сразу?!
Дин смог бы, если бы был с ними. Это осознание ввергло охотника в почти истерический приступ смеха. Кто бы мог подумать? Дину полагалось быть безответственным, бойцом, самодовольным подражателем Джеймса Дина с ругательствами и пошлыми шуточками. Именно поэтому Сэм всегда разговаривал с членами семей и успокаивал свидетелей. Но Дину приходилось сталкиваться с подобным раньше, или хотя бы почти с подобным. Он практически вырастил Сэма, и заботиться о людях у него получалось лучше всего, несмотря на то, что он всегда отмахивался от этой «девчачьей привычки». Суть в том, что он бы знал, как быть с двумя новоиспечёнными людьми.
Хреново, что они не могли попросить его.
- Сэм?
- А? – он пришёл в себя и оглянулся на Кастиэля, смотрящего на него. – Что?
- Я спросил, куда мы едем.
- О, - Сэм задумался на секунду. – Так. Есть место, куда вы хотите поехать?
Габриэль тут же по-братски стукнул его по плечу.
- Вези меня в Вегас.
- Ты не поедешь в Вегас, а я тебе не шофёр. Кас?
- Вы с братом обычно начинали день с приобретения завтрака, так?
Сэм раздражённо фыркнул.
- Ну да. Только я спрашивал о дальнейшей перспективе.
- Ооо…
- Послушайте, я не хочу принимать все решения за вас.
Кастиэль отвернулся к окну.
- Разве это имеет значение? У нас нет цели, нет пути. Нет представления о том, как жить в качестве людей. По сути, лишь ты можешь рационально принимать решения.
Сэм посмотрел на него, обеспокоенный подавленными нотками в голосе ангела. Уже открыл рот, чтобы сказать что-то убедительное, но его опередили.
- Эй, говори за себя, - пожаловался Габриэль с заднего сиденья. – Как ты деликатно заметил вчера вечером, у одного из нас имеется небольшой опыт…
Сэм хмыкнул и закатил глаза, пытаясь одарить архангела самым скептическим взглядом.
- Твой «опыт» состоит в основном в непомерном поедании конфет, просмотре телевизора и самой грязной порнухи, которую меня когда-либо заставляли смотреть – кстати, спасибо тебе за это.
Архангел нацепил самое невинно-наивное выражение лица, на которое был способен.
- Что? Хочешь сказать, реальная жизнь совсем не такая?
Немного ошарашенный, Сэм мотнул головой, отгоняя морок «паиньки» Трикстера, и повернул ключ зажигания.
- Хорошо. Завтрак и исследование, если ни у кого нет возражений.
- У меня есть возражения!!!
- Твои не в счёт.
Разобиженный архангел пинал спинку его сиденья всю дорогу до кафе.

Глава 4

Официальные новости: быть человеком - отстой.
Габриэлю казалось, что когда и правда живёшь таким образом, а не просто притворяешься, всё веселье куда-то пропадает.
Он никак не мог поверить лекции Сэма о том, что неимоверное потребление сахара – не лучшее решения для человеческого организма. Разумеется, архангел примерно представлял, что люди должны регулярно потреблять и другую пищу, и на то, вероятно, есть причина…. Но лично он её в упор не видел. А ещё он наотрез отказывался понимать весь тот бред по поводу сна, на котором Сэм упорно настаивал. Прошлой ночью ему всё же удалось отключиться на пару часов в мотеле, но когда он проснулся, то чувствовал себя разбитым, вялым и заторможенным, тело его весселя болело в самых неожиданных местах и самым разным образом. Габриэль невольно восхитился людьми, которые умудряются переживать целые ночи сна, хотя уже после двух часов чувствуешь себя так, словно побывал под колёсами грузовика. И он совершенно точно не собирался повторять этот опыт в ближайшее время.
Все его чувства словно притупились. Они теперь зависели от возможностей его весселя, ангельская благодать больше не поддерживала плоть. Он мог видеть лишь то, что было перед ним. Взоры сквозь время и пространство, туда, куда ему захотелось бы, были не доступны. Он ничего не слышал, и оказалось, что его вессель был самым настоящим дрыщом, патологически не способным на физические упражнения. Впервые он осознал своё теперешнее положение и понял, как…неприятно входить в комнату и видеть тех, кто, пусть и временно, но превосходит его физически.
Все трое провели весь день за едой, исследованиями, и теперь сидели в очередном переполненном баре. Габриэль неосознанно присел ближе к человеку-горе-Винчестеру и тут же мысленно проклял себя за подобную слабость.
К концу дня они ни капли не продвинулись в решении их проблем и не узнали ничего нового о воскресших ангелах.
Миновав несколько городов компания зарегистрировалась в таком же убогом мотеле, как и предыдущий. Лично Габриэль не имел ничего против такого своеобразного вкуса дизайнера, но данный «мотель» оказался самой настоящей антисанитарной долиной! А архангел в последние дни серьёзно обеспокоился возможностью подхватить какую-нибудь заразу. И вообще, он не понимал, почему они просто не остались в предыдущем городе. Видите ли, Сэму захотелось двигаться дальше – от дурных привычек тяжело избавляться. Да и, как недавно заметил Кастиэль, ни у кого из них не было цели или определённого пути. Все трое были совершенно никому не нужны.
Сэм ушёл, сказав, что пойдёт за едой. Однако Габриэль подозревал, что охотнику просто хочется побыть одному. «Ну наконец-то», - подумал архангел, провожая Винчестера взглядом. Он весь день искал возможность поговорить с братом один на один, и вот представилась возможность.
Кастиэль напряжённо сидел на краю дальней кровати, спиной к Габриэлю и книгой на коленках. Когда Габриэль уселся за его спиной и взглянул через плечо, он увидел, что это была Библия, взятая с прикроватной тумбочки. Его брат тщательно изучал Песнь о Соломоне. Трикстер удивлённо присвиснул:
- Хорошие маленькие ангелы не должны читать дрянь, вроде этой. Знаешь, это ведь практически порнуха, – он растянулся на кровати, «совершенно случайно» касаясь коленом спины брата.
- Тогда хорошо, что я больше не ангел, - синие глаза метнули в него молнию, но затем смягчились. – А стих вовсе не порнографический. Это выражение любви и преданности.
Габриэль закатил глаза, совершенно не удивлённый такой реакцией.
- Господи, да расслабься ты хоть на минутку! Как ты только ухитрился найти общий язык с Винчестером…
В глазах Кастиэля промелькнула боль, и Габриэль вдруг подумал, что не стоило затрагивать эту тему. А затем вспомнил, что должен всё ещё обижен за нападки братца в баре, поэтому всё честно.
- Между мной и Дином есть…была глубокая связь.
- Ладно, больше ни слова, – Габриэль сделал вид, что закрывает рот на замок. – Но имей в виду…. Я говорю это как человек, который на протяжении сотен лет питался лишь сахаром и его производными: от твоей эпической истории любви даже у меня скоро всё слипнется.
Вопреки всем ожиданиям, Кастиэль мягко улыбнулся.
- Это не история любви, Габриэль.
- С таким же успехом это может быть…
Младший ангел наклонил голову под немыслимым углом и смотрел с абсолютным непониманием.
Рассердившись, Габриэль сел и передвинулся так, чтобы оказаться лицом к лицу с этим тормозом.
- Не могу поверить, что мне придётся говорить об этом… Ладно, хорошо. Ты его любишь, ведь так?
Кастиэль моментально напрягся, резко распрямляя спину.
- Я люблю все творения Отца…
- О нет, нет, нет. Можешь пропустить всю политкорректную часть, чтобы мы поскорее закончили, и я мог притвориться, что этого разговора никогда не было. Итак. Я бы сказал, что ты любишь Винчестера больше, чем положено ангелу Господа.
- У нас…долгая история, – синие глаза были прикованы к Библии, старательно избегая смотреть на Габриэля, а кончики пальцев нервно перебирали страницы. – Я охранял его душу и вытащил её из мрака, восстановил тело и разум. Мы вместе восстали против Небес и отбивались от Ада. Мы познали много несправедливости. Такой опыт сделал нас гораздо ближе, чем принято, но это не… Мы не влюблены.
- …Ага. Слушай, у меня нет в запасе всего времени мира, поэтому давай пропустим отрицание и сразу перейдём к принятию, а?
Габриэль слегка похлопал его по плечу и попытался ободряюще улыбнуться. Но роль примерного старшего брата давалась ему с трудом.
Кастиэль вздохнул, стряхивая его руку.
- Есть какая-то причина, по которой ты так внезапно и упорно пытаешься убедить меня в моей очевидной любви к человеку, которого я больше никогда не увижу?
Архангел задумчиво уставился на край своих джинс. Строго говоря, у Кастиэля было полное право сомневаться в его мотивах. Габриэль никогда не славился альтруизмом – и этот случай не был исключением.
Сэм упёрся как баран и ни в какую не хотел говорить Дину о их воскрешении. Он ушёл, полностью убеждённый в том, что его брат наслаждается жалкой пародией на счастье где-нибудь в пригороде и совершенно неприкасаем, даже в случае непредвиденных ситуаций. Поэтому на данный момент Габриэль видел два изъяна в этой теории. Первый – да ни за что на свете Винчестер не осел бы для мирной жизни, признаёт это Сэм или нет. Второй – это совершенно не помогало Габриэлю вернуть крылья. И вообще, от этого было даже больше вреда.
Они провели весь день в попытках решить проблему, и поскольку процесс оказался довольно длительным, ему бы очень не помешало полное внимание Сэма, или на худой конец, Кастиэля. Но с таким отвлекающим моментом, как присутствие/отсутствие Дина, ему не стоило на это рассчитывать. А это значило, что Габриэль мог и не надеяться вернуть свои крылышки, что, в свою очередь, влекло прозябание всей оставшейся «жизни» в дешёвых забегаловках и в краденых машинах. Нет, нет, нет, нет…. Чем раньше они притащат Винчестера обратно в Команду Доброй Воли, тем раньше все снова будут счастливы и смогут сосредоточиться на действительной важном – восстановлении (или лечении) Архангела Господня.
Но он испробовал все свои самые убедительные трюки на Сэме, что не принесло никаких результатов. Сэм ему не доверял; относился к нему неприязненно; терпел его лишь из жалости. Не похоже, что он бы принял хоть какой-то совет от Габриэля.
Поэтому Трикстеру необходим был союзник.
А Кастиэль хотел вернуть Винчестера больше, чем кто-либо ещё. Ему просто нужно признать это.
- В душе я романтик, - наконец сказал архангел, надеясь, что это прокатит.
- Габриэль…
- Эй, мы ведь семья! Не пойми меня неправильно, как младший брат ты жуткий ханжа и заноза в заднице, но… - он неопределённо махнул рукой, подыскивая слова, которые обычно говорят в подобных ситуациях сентиментальные слюнтяи. Ничего в голову не пришло, поэтому он попытался слегка уйти в сторону. – Позволь спросить кое-что: если бы ты мог сказать ему о чём-нибудь одном, что бы это было? – Кастиэль сразу же собрался ответить, но Габриэль предупреждающе поднял палец, - И не вздумай выдать что-нибудь «нормальное» и «общепринятое». Мне не важно, что по твоему мнению сказал бы человек, или Дин хотел бы услышать. Я спрашиваю о том, что ты, Падший ангел этого…Господа, хотел бы сказать при встрече.
На этот раз Кастиэль долго не отвечал, сидя странно неподвижно и вновь и вновь скользя синими газами по строкам Песни. Должно быть он думал. Было похоже, что его брату и в голову не приходило заморачиваться по поводу личного общения с людьми.
Габриэль ждал ответа, стиснув зубы.
Наконец Кастиэль выдохнул.
- Я бы сказал…
Он заколебался, ведя одним пальцем по словам абзаца перед собой, а затем заговорил с выражением:
- «Позволь мне защитить твоё сердце Так же, как твои руки: Поскольку любовь сильна как смерть».
К счастью, архангел подавил первую реакцию – неконтролируемый смех от мысли о реакции Винчестера на такое признание. О, но это было так в духе Кастиэля: набожный, мелодраматичный и совершенно серьёзный. Архангел подумал, что, скорее всего, не донёс полностью свою мысль, но от этого желание расхохотаться не прошло. Он вспомнил, почему Кастиэль ему всегда нравился больше остальных братьев.
- Думаю, ты только что подтвердил мою мысль, братишка, - ему удалось выговорить это, почти не хихикая. – Ты по уши втрескался.
Кастиэль горько улыбнулся, искоса поглядывая не него.
- Это не имеет значения. Как сказал Сэм, у Дина сейчас своя жизнь. И даже если он уйдёт от Лизы Брейдон, не думаю, что он когда-либо сможет относиться ко мне так же.
- Ты бы удивился… - пробормотал Габриэль, устало потирая брови. И уже громче добавил: - Ты не обязан всегда слушать то, что говорит Сэм. Согласен, он славный малый, но посмотри на историю его жизни: вряд ли он может похвастаться правильными решениями. Мог ошибиться и на этот раз.
- Сэм знает своего брата очень хорошо…
Габриэль закатил глаза и подался вперёд.
- Да? Он когда-либо касался его души? Нет. Не касался. А ты да. И ты знаешь, что больше всего на свете Винчестер хотел бы, что вы двое вернулись к нему…
- Габриэль! Прошу…
Архангел вздохнул, решившись на тактическое отступление. Отлично! Пусть эта мысль укрепится в мозгу такого наивного Каса. Позже она окажет нужное воздействие.
Он здорово хлопнул Кастиэля по спине и поднялся с кровати.
- Да, согласен. И правда, пора заканчивать девчачьи разговоры до того, как решим сделать друг другу причёски, маникюр и прочую хрень.
Кастиэль посмотрел на повеселевшего брата с недоумением.
- …А зачем нам делать друг другу причёски?

Глава 5

Спустя неделю троица перебралась в Иллиноис, неспешно продвигаясь всё дальше на юг.
За это время Сэм раздобыл очередную поддельную кредитку и отправился за покупками «в стиле Винчестеров». В первую очередь он приобрёл груду металлолома, которая отдалённо напоминала машину. Похоже, чувство вины, вызванное многократными кражами чужих авто, не давало охотнику покоя. Их «новенькая машина» оказалась хромированным чёрным монстром, который подозрительно напоминал Импалу, но Габриэль решил лишний раз не нервировать Винчестера.
Затем последовало приобретение почти мешка каменной соли и совершенно нового арсенала оружия. Сэм клялся всем, чем только мог, что им не понадобится это оружие, ведь он не собирался везти их никуда, где можно не то что охотиться, а даже стрелять по бутылкам. Однако противовес его словам казался гораздо весомее – второе дно багажника было под завязку набито боеприпасами. У Габриэля даже появилась теория о том, что для спокойствия и умиротворения Винчестеру необходимо минимум десять различных орудий убийств на расстоянии вытянутой руки.
Но его смущал один момент: архангел никак не мог определиться, было ли это грустным, забавным, или просто очередным приступом буйной паранойи.
В магазине уценённых товаров они купили одежду, ведь Габриэль не мог больше по собственному желанию ежедневно обновлять гардероб, да и костюмчик Кастиэля потерял свою свежесть без должного «ангельского» ухода. Габриэль попросту выбрал вещи в своём обычном стиле, не тратя ни минуты на заботу о внешнем виде, и Сэм последовал его примеру, только провозился дольше – лосиные габариты создали определённые проблемы с поиском подходящего размера. Но истинное развлечение началось, когда они вдвоём стали одевали Каса.
Габриэль сразу же захотел нарядить его в одну из пёстрых Гавайских рубашек, которые висели на вешалках, но Сэм категорически запретил. Хотя от мысли о виде Кастиэля, его губы невольно растянулись в широченной улыбке. Архангел периодически бросал на него косые взгляды и не без удовольствия отметил, что хоть чувство юмора у этого человека не пострадало.
В итоге пришлось всё-таки ограничиться покупкой чёрной и серой футболок и парой джинс. Не так весело, как Гавайская рубашка или красные шаровары, постоянно предлагаемые Габриэлем, но всё же довольно необычно, поэтому старший брат остался доволен. Ботинки и армейская куртка завершали образ, и Сэм решил, что выглядит ангел довольно неплохо, хоть и является всего лишь бледной тенью того, старого, Кастиэля.
Для обоих ангелов начались уроки вождения. Они проходили на пустых автострадах, где в принципе невозможно было куда-либо врезаться. Но даже там пернатые нашли способ убиться. Кас слишком резко дал по газам, не справился с управлением и чуть не отправил всех в канаву у дороги. Ангел немедленно рассыпался в извинениях, а Сэм, пытаясь как можно вежливей его заткнуть и подобрать сердце из пяток, отчаянно вспоминал, как же восемнадцатилетний Дин научил его, и старался повторить все те уловки. Габриэль, к счастью, оказался более способным учеником, хоть и не на много. В конце концов Сэму удалось научить его ехать по прямой, но архангелу это быстро наскучило.
Дни напролёт они прикладывали все силы на исследование внезапного воскрешения и смертности ангелов. Но отдача была минимальна. Интернет доказал свою никчемность в данном вопросе, библиотеки маленьких городов были более чем бесполезны, а у Сэма не осталось информаторов среди охотников – особенно таких, которые разбирались в странностях такого масштаба.
Ночи проходили в смертельной скуке.
«Счастливчики» подбрасывали монетки и тянули жребий, решая, кто из них будет спать на диване – или на полу, если мотель был очень дешёвым. Они играли в карты на право пользоваться ноутбуком или выбрать, что смотреть по телевизору. Когда Сэм выигрывал, то заставлял всех смотреть документальные фильмы (отчасти потому, что рядом не было ворчащего Дина, но в основном, чтобы позлить Габриэля). Когда архангел выигрывал, он начинал травмировать хрупкую психику Каса, знакомя того с миром порнографии. Один раз они играли в Скрэббл. Сэм выигрывал, пока не ослабил бдительность. Он разрешил использовать иностранные языки, наивно полагаясь на свои широкие знания испанского и латыни. В итоге оба ангела разгромили его, перейдя иврит.
Вообще-то Сэм не возражал против скуки. Он думал, что после всего пережитого, они заслужили право поскучать. Даже перепалки с Габриэлем, которые вошли в привычку, потеряли весь свой антагонизм. Нет, он не был счастлив – никто из них не был – но он вошёл в колею, и если это было не слишком хорошо, то хотя бы спокойно.
Однако, как известно, спокойствие не длится вечно - появилась возможность поохотиться.

***
Звук поворачивающегося ключа в замке вырвал Габриэля из приятной дрёмы. Как оказалось, сон, кроме того, что являлся пустой тратой времени, имел и положительные черты – одной из них являлись красочные сны. Ещё некоторое время после пробуждения его преследовало чувство полёта, и он заморгал, возвращаясь в жестокую реальность. Он рассеянно глядел Сэма, словно на незнакомца, вошедшего в их номер, положившего ключи на стол и не отрывающего глаз от газеты.
- Где ты был?
- Ходил в библиотеку, - не отвлекаясь, сказал Сэм, – хотел посмотреть, есть ли у них что-либо про ангелов.
Габриэль сладко зевнул, отгоняя желание расправить свои больше не существующие крылья.
- И?
Последовала долгая пауза, пока, наконец, до Сэма дошло, что от него ждут ответа. Неохотно, он оторвал глаза от статьи, которая завладела его вниманием.
- Что? А…. Нет, там ничего не оказалось. Извини.
Архангел отмахнулся, совершенно не удивлённый. Он особо и не рассчитывал на успех здесь, в Хиксвилле. Вернув взгляд на человека и обнаружив того вновь уткнувшимся в газету, он нахмурился.
- Что же тебя там так заинтересовало? Пожалуйста, скажи, что там есть сиськи, и если так, то будь добр и поделись счастьем.
- Что? Нет, – Сэм скривился, не то взволнованный, не то оскорблённый, демонстративно закрыл газету и положил её рядом со своей сумкой. – Там просто интересная история. Где Кас?
- Он в машине, снова мучает радио.
Сэм потёр глаза и обеспокоенно вздохнул, подходя к окну.
- Не стоит позволять ему сидеть там в одиночестве. Он мог просто воспользоваться моим ноутбуком, если хотел послушать музыку…
Габриэль лениво перевернулся на кровати, потянулся, положил ногу на ногу и закинул одну руку за голову.
- Да…в это время ноутбук был не доступен.
- Почему?
- Casa Erotica.
- Чт… Габриэль!!! – Сэм развернулся к нему, чертовски разозлённый. – Ты заставил его уйти, чтобы посмотреть порно?! Господи, да ты ещё хуже Ди… - он запнулся, не желая произносить имя. Спустя момент он взял себя в руки и осуждающе ткнул пальцем в Габриэля: - Пойду верну его. В следующий раз уступи ему этот чёртов ноут. И я не шучу.
- Ах, ну если Ваше Высочество не шутит…
Хлопнула дверь. Убийственный сарказм архангела повис в воздухе. Как же ему всё это надоело – быть человеком; оставаться с Сэмом и Кастиэлем, ноющими, словно голодные зомби; бесцельно перебираться из одного мотеля в другой…. Ведь даже не было причины для такого существования! Это всё становилось просто смешным.
Садясь, он откинул с лица растрепавшиеся волосы и огляделся в поисках чего-то интересного, что поможет ему продержаться в своем уме ещё хотя бы час. Спустя мгновение его внимание привлекала принесённая Сэмом газета, которую тот тщетно попытался спрятать. Но зачем прятать местную газету?
Скука моментально отпустила архангела.

***
Уже темнело, когда Сэм огромными шагами пересекал парковку, чтобы дойти до машины и забрать Каса. У ангела появился навязчивый интерес к музыке. И уж тем более теперь, когда было свободное время – чёртов вагон свободного времени, – чтобы заняться чем-нибудь кроме поисков бога и предотвращения Апокалипсиса. Уже четвёртый раз за неделю он в одиночку уходил из номера, и каждый раз Сэм или Габриэль вынуждены были идти к машине и уговаривать его вернуться – хотя в случае Габриэля были не «уговоры», а «раздражённоё нытьё на тему того, что у Каса нет выбора, кроме как вернуться в мотель». Что ж, подход у всех разный. Главное, что это срабатывало.
Кастиэль сидел на водительском сидении и слушал радио. Сэм уселся на пассажирское и захлопнул за собой дверцу. На секунду ему показалось, что он садится в Импалу к Дину, где из колонок грохочет так любимый им (и ненавидимый Сэмом) рок.
Он подозрительно улыбнулся и посмотрел на Каса.
- Ты что, теперь слушаешь Metallica? Ещё вчера тебя было за уши не оттащить от Fall Out Boy.
- Эта музыка звучит…знакомо.
Сэм презрительно фыркнул, неосознанно отбивая ладонью ритм хорошо знакомой песни. Внезапная неловкость заставила его собраться.
- …Дин когда-нибудь заставлял тебя слушать подобное?
Кастиэль, не отрываясь, внимательно всматривался в рукав своей потёртой куртки.
- Однажды. Я путешествовал с ним, когда вы двое были порознь. Я абсолютно ничего не понимаю в музыке.
- Да, я вроде как тоже её ненавидел.
Никто из них не попытался выключить радио.
- Габриэль пытался убедить меня в том, что ты не прав, - спустя несколько минут сказал Кас. – В том, что мы должны вернуться.
Сэм покачал головой. Ну разумеется! Как же Трикстер мог упустить такую возможность – наплевать на чужое мнение и сделать всё по-своему! Хотя стоило догадаться раньше…. Габриэль, ведущий себя как шёлковый, – явный признак надвигающейся катастрофы. Сэм колебался, поглядывая на Кастиэля с совершенно неуместным любопытством. Ему очень не хотелось начинать этот разговор.
- Ты, эм… Ты думаешь, он прав?
Ангел с горечью рассмеялся.
- Я думаю, он пытается манипулировать мной, чтобы я с ним согласился. Он по какой-то причине верит, что мы гораздо быстрее продвинемся в поисках возможности вернуть нашу Благодать, если воссоединимся с твоим братом. Я думаю, его мнение предвзято, – он поставил одну ногу на сиденье, рассматривая маленькую каплю на штанине. – Но и моё мнение тоже предвзято. И твоё.
Сэм отвернулся, смотря через окно на сгущающиеся сумерки. Иногда он ненавидел предельную честность Кастиэля.
- Я тоже по нему скучаю, Кас, - сказал он наконец, практически выплёвывая каждое слово. – Не то, чтобы я не хотел… Больше чем что-либо ещё…
Задняя дверь резко распахнулась, заставив их вздрогнуть, и Сэм прочистил горло, избавляясь от появившегося кома. Он обернулся, еле сдерживая желание хорошенько стукнуть влезающего на сиденье Габриэля. Но увидев зажатую в его руке газету, обречённо вздохнул. Не нужно быть ясновидящим, чтобы знать, что должно вот-вот произойти.
- Ты хотя бы планировал упомянуть об этом, малыш?! – архангел яростно ткнул пальцем в страницу.
- Нет, - мрачно ответил охотник, выключая радио.
Кастиэль подвинулся, с любопытством смотря в газету.
- Что это?
- Это задание! Здесь, в этой замызганной дыре! И вместо того, чтобы заняться чем-то хоть немного интересным, например, охотой на призрака, мы сидим тихо на заднице, ничего не делая!
- На призрака?
- Не важно, что это, - встрял Сэм. – Я уже говорил, что мы не будем охотиться пока вы двое в таком состоянии.
- Сэм…
- Нет, – он хлопнул ладонью по приборной панели. – Каким-то чудом мы снова оказались живы. Не знаю как вы, а я не горю желанием это менять.
Кастиэль посмотрел на него крайне неодобрительно:
- Ты охотник.
Ответный взгляд был уже не уставшим, а рассерженным:
- А ты нет!
- Мы воины…
- Вы ангелы. Точнее, вы должны ими быть, – Сэм беспомощно развёл руками. – Послушайте, парни, без обид, но сейчас у вас нет сил, нет опыта, нет умений. Если пойдём против чего-то подобного, вы погибнете в течение первых же пяти минут. А из-за вас и я погибну…
- И поэтому мы просто проедем мимо, - презрительно отмахнулся Габриэль. - И позволим другим неосведомлённым придуркам погибнуть…
Сэм развернулся на сидении, «придавливая» небольшого архангела своими габаритами.
- И с каких это пор вас волнует охота и спасение человеческих жизней? В чём подвох на этот раз?
Глаза Габриэля сузились от злости.
- Слушай, вы двое можете думать обо мне всё, что вам хочется, но зарубите себе на носу, детишки, что я творил высшую справедливость ещё тогда, когда никого из вас и в проекте не было!!!
Против воли Сэм смутился от этого выговора и был несказанно рад, что полумрак машины скрывал его реакцию. Он иногда забывал, кем именно является Габриэль (кроме занозы в заднице), и сейчас почувствовал себя наивным и ничего не смыслящим юнцом – тем, кем уже давно не являлся. Взгляд Габриэля не дрогнул, словно он знал, какой эффект произвёл, поэтому Сэм быстро отвернулся и уставился прямо перед собой.
- Не важно, - наконец проворчал он. – Послушайте, вы двое под моей ответственностью до тех пор, пока не вернёте свои ангельские супер-силы. И я сказал, что мы не будем охотиться.
Он прекрасно понимал их внезапно вспыхнувший интерес к этой затее. Габриэлем двигала скука, а вовсе не желание помочь; а Кастиэлем праведность, а не чувствительность. Но ему по-прежнему хотелось наорать на них. Неужели они не понимают, что здесь нет Дина, который взял бы на себя роль лидера, и брата, а заодно и сиделки, и тупого, бездумного героя? Его не было рядом, чтобы присматривать за ангелами, которые никогда не были столь уязвимы, как сейчас. Они застряли с Сэмом, который вряд ли мог справиться со всем, даже не подвергая ангелов настоящей опасности.
Но Кас и Габриэль только обменялись абсолютно спокойными взглядами через зеркало заднего вида, уже всё для себя решив. Архангел придвинулся вперёд и облокотился на плечо Сэма, говоря совершенно спокойным голосом:
- Выговорился? Так вот: ты никак за нас не отвечаешь, Сэмми. И уж точно мы не твоя забота…
Похоже, Сэму снесло крышу. Ещё до того, как он осознал, что творит, он вылетел из машины, распахнул заднюю дверь, практически сорвав её с петель, и уставился на слегка шокированного Гибриэля.
- Знаешь что? Мне абсолютно всё равно, хочешь ли ты остаться. Никто тебя не держит здесь, поверь!
На задворках собственного разума Сэм спрашивал себя, какого хрена он даже не задумался о том, что говорит.
Габриэль, всё ещё сидящий на заднем сидении, моргнул, не веря собственным ушам.
- …Ты выгоняешь меня?!
Сэм стиснул зубы и переступил с ноги на ногу, чувствуя раздражение и вину. Однако не отступил - лишь развернулся и жестом пригласил Габриэля выйти из машины.
- Ты можешь пойти и позволить убить себя снова, если хочешь. Я не собираюсь тебя останавливать. Но даже не проси меня помочь тебе в этом.
Архангел просто окаменел, явно разъярённый. Газета в его руках была уже не похожа даже на бумагу. Спустя мгновенье он бросил на Сэма вызывающий взгляд, словно и правда обдумывал возможность выйти из машины и уйти (у охотника аж колени подкосились в приступе неконтролируемой паники), а затем расслабился и откинулся на спинку сиденья.
- Да уж, - кинул Сэм, почувствовав облегчение, и даже не заботясь о том, как подло прозвучал его голос. – Я так и думал.
Он захлопнул дверцу, развернулся и зашагал прочь, не говоря больше ни слова. Внезапно ему очень захотелось уйти. За спиной раздался звук опускающегося окна.
- Знаешь что?! – крикнул вслед ему Габриэль. Его голос звучал очень громко и пронзительно на пустой парковке. – Мне становится совершенно ясно, почему именно тебя выбрали на «роль» Антихриста!!!

@темы: fanfiction-translate

   

Archangel-Trickster

главная