Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
17:38 

No One Would Riot For Less (28 глав)

Finkay
раскрасить лица вставить перья и бегать по двору босым порой признайтесь каждый хочет но ссым (с)
Название: No One Would Riot For Less (Никто не станет бунтовать по мелочам)
Автор: narukyu
Бета автора: lunaloup
Переводчик: Finkay
Бета переводчика: Lonnie
Размер: ~70 тыс. слов (28 глав)
Жанр: слэш
Пэйринг: Сэм/Габриэль, Дин/Кас; в воспоминаниях Сэм/Джесс, Дин/Лиза, Габриэль/Кали
Рейтинг: R
Предупреждения: слэш, насилие, мат, секс, временная смерть персонажа, смутные разговоры о пытках, ложные кумиры, богохульство, близость апокалипсиса, идея трикстера-помощника, бесполезные временные линии, тоска, избирательная амнезия и т.д.

Саммари: Семейное воссоединение - это время повеселиться и хорошо поесть, по крайней мере, так думает Дин. Он даже планирует, что в этом году все выйдет еще лучше, ведь ему удалось уговорить Сэма перестать скулить и приехать домой помочь. Конечно, Кас ведет себя немного странно – надел старое пальто, похожее на потертый плащ крестоносца, с которым тот не может расстаться – но в этом нет ничего плохого, если задуматься. Наверное. Так что не стоит и начинать.

С другой стороны, Сэм не чувствует подобной уверенности. Возможно, причина в сотрясении мозга, или в мышечной памяти, или в чем-то еще, но ему кажется, что окружающий мир какой-то неправильный, начиная от удавки галстука на его шее и заканчивая Джесс рядом. Его подозрения только крепнут после сообщений с номера, сохраненного в телефоне как «Локи» (Сэм никак не может вспомнить человека за этим именем). Кажется, Локи способен ответить на все вопросы, которые беспокоят Сэма, в том числе и на самый главный – почему ему постоянно кажется, что большинство его друзей и родных должны быть давно мертвы и похоронены?

Дин невероятно счастлив. Сэм неподдельно напуган. Но в остальном их жизнь идеальна.

Может быть, даже слишком идеальна.

Часть 1


Сэм упал.

Позже, он подумает, что возможно не совсем упал, по крайней мере, он приземлился на обе ноги, когда мир безжалостно завертелся вокруг.
Но сейчас в сознании все спуталось. Сильная головная боль и учащенное сердцебиение – единственное, что привлекало внимание.

И еще он точно знал одно.

Что-то было… не так.

Это занимало большую часть его мыслей, не позволяя сосредоточиться ни на чем другом. Картинки калейдоскопом проносились перед глазами, но ни одну из них не удавалось запомнить. В ушах жужжало и гремело. Он дрожал, покрывался потом и только чудом стоял на ногах.

Сэм закрыл лицо руками. Он не знал, очнулся ли от кошмара, прекратилось действие какого-нибудь препарата, или он упал и ударился головой. Уверенность была только в одном – болело абсолютно все, и мозг медленно вытекал из уха. Впрочем, в последнем он явно заблуждался.

Самое худшее дополнение к головокружению - внезапная потеря равновесия. Сэму казалось, будто он ухватился за край гигантской юлы, не желающей останавливаться. Она безжалостно тащила его за собой, не заботясь, останется ли он в итоге цел или придется собирать его по кускам.

Ему удалось придти в себя исключительно волевым усилием. Перестав шататься, он осмелился открыть глаза. И понял, что ослеп. Или нет? Перед глазами мелькали кадры с участием огня, леса и машин, затмевая все остальное. Сердце стучало как бешеное, а потом пропустило удар, и Сэм едва не задохнулся.

Что может быть еще хуже? В любом случае он знал три вещи: что ни черта не видит, что все картинки только у него в голове и что что-то не так. И с этим «чем-то», как всегда, ему придется разбираться без чьей-либо помощи.

Сэм вдруг почувствовал себя слишком одиноким.

А затем услышал какой-то звук, слабый и далекий, словно с другого конца тоннеля. Звук миновал все остальные ощущения, пройдя как нож сквозь масло, и стал самым ярким из них.

Сэм потянулся в карман рефлекторно, а затем еще раз и еще, пока его рука, наконец, не согнулась. Неуклюже просунув ладонь в джинсы, он нащупал кусок пластика – свой мобильный. Пальцы не слушались, скорее напоминая лапшу или сосиски, но, в конце концов, ему удалось принять вызов и поднести трубку к уху.

Он попробовал сказать «привет» или «кто это?», но ничего не вышло. Его рот был какой-то безвольный и совершено не слушался.

- Сэмми, - заботливо поинтересовался человек на другом конце провода. И в это мгновение Сэм понял, что может расслабиться, даже упасть без сил, - голос принадлежал Дину.

А потом все снова вернулось в норму, даже его тело. Перед глазами замелькали белые и пурпурные пятна – какого черта так раскалывается голова? - и Сэм прислонился к ближайшей прохладной поверхности – стеклу.

Он дрожал, его незанятая мобильным рука тоже дрожала. Сэм попытался сжать пальцы, но те все еще не слушались, тогда он помахал ладонью перед лицом.

И ни хрена не увидел.

Голос Дина на этот раз прозвучал более взволнованно и громко.

- Сэмми?

- Не называй меня так, - пробормотал Сэм. Мир затормозил и перестал раскачиваться, головокружение исчезло, дрожь тоже, и реальность начала заявлять о себе. Он почувствовал то, что, как ему казалось, должны чувствовать люди, боящиеся высоты, когда отступают от края, - легкую тошноту и удивительное облегчение, словно очнулся от кошмара.

Господь Всемогущий. Неужели у него только что были галлюцинации?

- Что случилось?

Сэм медленно прижал пальцы к вискам, массируя мокрую кожу.

- Кажется, я ударился головой. – Или чем-то еще. Он чувствовал себя отвратительно и не мог вспомнить, когда ему было настолько плохо. Может, он контужен? Сэм с опаской потрогал голову.

Дин вздохнул. Сэм понимал, что тот никак не мог решить, как реагировать: проявить заботу или высмеять младшего брата за его непутевость? Сэм фыркнул.

Сейчас, задумавшись, идея сотрясения ему даже нравилась. Так и не сумев найти на голове место, которое бы пострадало больше, чем другие, он чувствовал себя пьяницей, с размаху боднувшим стену или сглупившим как-то еще.

В конце концов, Сэм не оставил Дину выбора.
- Заткнись, болван, - сказал он на опережение, снова прижимаясь щекой к холодному стеклу. – Я в порядке.

- Ну ладно… - Дин прочистил горло. Казалось, у него словарный запор, по крайней мере, некоторые назвали бы это именно так. – Ты поэтому решил остановиться и отдохнуть? Или у твоей подружки свело судорогой ногу, пока она жала на газ?

- Выкуси. – Сэм поймал свое отражение в стекле. Призрачный образ, казалось паривший над бесконечной чередой бутылок, выглядел уставшим.

Сэм осторожно повернул голову, сквозь легкий туман во взгляде рассматривая обстановку вокруг. Он стоял в одном из тех маленьких магазинов, что бывают при заправках, с низкими потолками и извечным прелым запахом, с пожелтевшей от времени белой краской на полках и мерцающим светом над головой, который всегда сопровождался жужжащим звуком. В центре зала стоял стол с чучелом енота, разделяя пространство ровно пополам. Мертвая тварь, возвышаясь на задних лапах, тянула одну из передних и казалась готовой вот-вот ринуться в атаку. Но ее шерсть покрывал тонкий слой пыли.

Ну и где он, черт побери? Сэм двинулся вперед, осторожно огибая мертвое животное.

Продавца он нашел и признал сразу, тот закинул на прилавок обутые в сапоги ноги и, надвинув на лицо ковбойскую шляпу, громко храпел. Сэм невольно скривился. Мужчина был не очень похож на того, кто с удовольствием бы проснулся, только чтобы помочь Йети узнать, где тот приложился головой.

- Чувак, хочешь я заберу тебя, или как?
Сэм вздохнул, взъерошив волосы.
- Нет, дай мне секунду сообразить.
Он прошел туда-сюда по ряду с конфетами, не зная, что может сделать еще, а затем выпалил:
- Так, повтори, куда я направляюсь?

После долгой паузы на другом конце провода раздалось лаконичное «Домой».

- А это собственно где?
Со стороны Дина послышался шум.
- Так все. Я еду к вам.

- Нет, нет, не надо. Я в порядке. Отлично себя чувствую, честно.

- Не хочу, чтобы ты садился за руль, - Дин громко вздохнул в динамик. - Знаешь что? Хорошо, я не буду говорить, что ты идиот. Но не будь глупым. Просто убери свои загребущие руки от руля, и пусть Джесс тебя сменит, ок?

Сэма пробил озноб. Не верилось, что Дин мог это сказать…

Он сглотнул, снова потрогав ладонью лоб, и переспросил:
- Что ты только что сказал?

- Джесс тоже может вести машину, - коротко уточнил Дин. – Ничего страшного ни случится, если ты сегодня побудешь на скамье запасных, Мистер Важный Юрист.
Слова доносились из телефона, но Сэм… Сэм не мог их понять. Внезапно, он заметил, что одет в наглаженную рубашку, дорогую, с кучей мелких кнопок. На запястье правой руки обнаружились массивные серебряные часы, похожие на чей-то подарок… или взятку. И ко всему прочему у него вроде бы был маникюр.

Сэм меньше бы удивился, очнись он сейчас одетый в выпускное платье. С блестками.

Вдох. Выдох. Он зажмурился и убрал свободную руку в карман. «Так, все хорошо, хорошо». Господи. Он не хотел больше ни о чем думать.

- Договорились? – уточнил Дин. – Насколько неудачно ты приложился головой, Сэмми?
Он засмеялся, попытавшись обратить вопрос в шутку, но Сэм без труда услышал напряжение в голосе.

- Я немного… преувеличил, - пошел на попятную Сэм. Он открыл глаза и тут же пожалел об этом. На нем были туфли, кожаные, да еще и блестящие как обсидиан. Матерь Божья. – Я помню, где мы находимся и куда едем.
Боже. Мы.

- Точно?

- Абсолютно, - солгал Сэм.

- Ладно, я поверю тебе.

Сэм облегченно вздохнул, а потом… вдруг понял, где он. Где они должны быть. Как они добрались сюда. Он точно ничего этого не знал и... бам! Сэм не был уверен, что это хорошо, когда вот так появляется целая куча информации. Ведь люди обычно так не теряются и не забывают все, как он.

Верно?

Он сказал не задумываясь:

- Мы всего три часа как в пути. - Вот так просто. Он ехал к Дину, в его дом, на ежегодное воссоединение семьи.
Дин начал критиковать его водительские умения, потому что он был старшим братом, ну и просто потому что мог. Сэм не особо вслушивался, позволяя знакомому голосу Дина звучать фоном.

Вроде бы он даже вспомнил, что делал, но пробелы оставались все равно. Массивные, глубокие дыры. Черт! К примеру, он не мог вспомнить, куда собирался перед поездкой, откуда ехал или что делал, до того как отправился к Дину. Белые пятна были практически всюду.

Насмешка Дина – Мистер Важный Юрист – вылетела из головы, но… он замер. Остановился. Он вспомнил ту ночь… ночь полную огня и Джесс.

Джесс, которая очевидно ждала в машине, готовая заменить его на месте водителя.

Он подождал еще минуту, пока Дин не закончил жаловаться на «медлительную задницу, которая водит хуже старой бабки», прежде чем прервал его:
- Как идет подготовка?
Дина нужно было просто как-то заткнуть, прямо сейчас со всеми его претензиями к тому, как Сэм водит.

Дин замолчал. Прошло несколько секунд, прежде чем он, немного смущаясь, признался:
- Я едва не спалил волосы.

Сэм прыснул. Он всеми силами старался сдержать смех, но потерпел поражение. Ладно, у него были пробелы в памяти, противоречивое восприятие времени, но, по крайней мере, Дин все еще оставался Дином.

- Оказалось, ты не совсем Эмирил?*- подколол он.

- Отцепись. Мне нравится думать о ком-то более крутом, например Рэйчел Рэй*…

- Стоит предупредить Джесс, чтобы она проверяла, нет ли в еде людских останков? - Сэм замер, не веря, что сам только что это сказал. Джесс? Джесс? Как получилось, что он стал воспринимать ее присутствие как само собой разумеющимся?

Дин тоже замер, но по иной причине.

- Что? Я говорю о глинтвейне, а не собираюсь подавать зелёный сойлент * в моем доме, тупица.

Сэм едва его слышал. Он был слишком занят, пробираясь сквозь нагромождение продуктов в проходах магазина.

Окна выходили на улицу. Заправочные автоматы и машины тянулись от края до края. Возле одной из машин он заметил девушку со светлыми волосами, колышущимися в такт шагам, пока та не исчезла из поля зрения. Джесс. Как Дин и сказал.
Сэм уставился на нее. Это невозможно.

Голос Дина звучал настороженно.
- Сэм? Ты снова где-то витаешь?

Сэм моргнул и отвернулся к ряду холодильников.
- Прости, просто…
Джесс, - подумал он. Ее имя откликнулось в нем целой гаммой чувств: печалью, гневом, беспомощностью.

Невероятно, что она здесь. Он был в этом уверен, так же как в своем имени. Но это было невозможно, она была невозможна, потому что… потому…

Обескураженный потерей единственных воспоминаний, которые помогли бы сложить скрэббл из соломинок*, он выругался про себя и закрыл глаза. Он не знал, но был уверен, что Джесс не должно быть здесь. Почему - не смог бы объяснить, даже будь на кону его жизнь. Он просто знал. Это был факт, реальность, и теперь ее полное опровержение, нечто нереальное, сидело в машине и ждало его возвращения.

Сэм сглотнул. Вот дерьмо.

Ему ничего не оставалось, кроме как выйти на улицу, что он и сделал.

Он смутно вспомнил о Дине. «Утомительная поездочка», - наконец, сказал Сэм в телефон. У него дрожала рука, когда он взялся за ручку. И жутко болела голова.

- Это все дорога из Калифорнии, - присвистнул Дин. А потом, казалось виновато, добавил: - Может, вам стоило лететь самолетом?

- А ты сидел бы дома и нервничал как настоящая курица-наседка? Чувак, нет. Это было бы слишком травмирующе для нас обоих, извращенец, - отвлеченно ответил Сэм. – Кроме того, мне нравится рулить.

Его машина. Он сосредоточился на своей машине. Это был коричневый Седан – ничего особенного. Сэма не оставляло дурное предчувствие, что он купил его из практических соображений.

Он тянул время. Трус.

- Так вас скоро ждать?

Это «вас» подсказывало Сэму, что здесь вовсе не дань вежливости. Он закусил губу:
- Конечно. Нужно просто залить бак, и мы снова в дороге.
В голову Сэма пришла мысль: - Эй, а откуда ты знаешь, что мы остановились?

Дин надолго замолчал. Сэм невольно порадовался, что теперь он не один в поисках ответов.

- Я – Бэтмэн, - наконец выдал Дин.

Сэм фыркнул:
- Как скажешь, - он сжал телефон. – Мне пора, Дин.

- Ага, ладно. Веди аккуратно.

Сэм закрыл телефон, все еще колеблясь и страшась неизбежного. Наконец, раздраженный на себя, он открыл дверь и сел на место водителя.

Чтобы оторвать взгляд от руля и встретится лицом к лицу с человеком, которого не видел долго, очень долго, требовалось больше мужества, чем он представлял. Но он это сделал. Ведь даже нереальности происходящего требовалось подтверждение.

- Привет, Джесс.

Джесс ответила с улыбкой: - И тебе.

___
Эмирил Лэгасс - знаменитый американский шеф-повар, ведущий кулинарного телешоу, автор кулинарного бестселлера и владелец ресторана.

Рэйчел Рэй – известная телеведущая, писательница, издательница журнала о еде.

Зелёный сойлент - фильм-антиутопия по роману Гарри Гаррисона «Подвиньтесь! Подвиньтесь!», где пространство вне Нью-Йорка превратилось в пустыню или находится в собственности могущественной корпорации-монополиста «Сойлент», производящей искусственным образом все продукты питания. К примеру, самых популярный — зеленый сойлент, сделан из людских останков.

Скрэббл из соломинок – игра, одна из вариаций классического скрэббла.


Часть 2


Дин ненавидел тишину. Презирал ее. Делал все возможное, чтобы ее разрушить. Даже сейчас. В ванной на полке гремело радио, отражаясь эхом от стен, и казалось намного громче, чем десять минут назад на кухне. Рок разрывал воздух. Отлично.

Дин подпевал, намыливая шампунем волосы. Интересно, когда он стал воспринимать такие мелочи как роскошь?

Он сунул голову под струю воды, когда по радио заиграла знакомая песня. Он улыбнулся, бормоча себе под нос местами забытые слова, и вдруг замер, пытаясь понять, почему так сдерживает себя.

К черту, решил он, когда песня перешла ко всем известному припеву. Он был один дома. Ну, кто его услышит?

- It was the heat of the moment *, - Дин запел громко и весело, не обращая внимания, что не попадает в тональность. Бутылка с гелем для душа заменила микрофон. - Telling me what my heart meant! The heat of the moment showed in your eyes…

Слова застряли в горле, когда радио вдруг зафонило, полностью перекрывая статическим шумом Азию. Мыло выскользнуло у Дина из пальцев и упало на пол с глухим стуком.

А потом в этой какофонии Дин услышал что-то более слабое, но знакомое, словно что-то завибрировало. Сердце бешено забилось в груди.

Он был не один. Он не был в безопасности.

Дин инстинктивно хотел ухватиться за оружие, но это было глупо – какое оружие в душе? Нет, конечно, всегда оставался «Head and Shoulders». Он сжал кулаки и рывком сорвал занавеску, готовый защищаться, - обнаженный мужик, полный праведного гнева.

Но это никак не помогло, когда он увидел «нарушителя». Колени ослабли, и он, нервно смеясь, обессиленно прислонился спиной к дальней стене. Он скрестил руки на груди, чувствуя, как все еще часто бьется сердце.
- Срань господня, Кас, - Дин не стал задаваться вопросом, почему не услышал скрип открывающейся двери, потому что, когда Кас уставился на него с, по меньшей мере, двадцатью различными эмоциями, его позиция была уже крайне неустойчивой. Пар от душа рвано обрамлял его фигуру.

Смех Дина стих. Понимая, что чего-то не хватает, он, балансируя на одной ноге, тихо шагнул, глядя на Каса. Кастиэль опустил взгляд, следуя за движением капель по телу Дина.

Дин замер на мгновение, а затем кашлянул. Взгляд Кастиэля метнулся к нему. И Дин, поскольку ему было не занимать дерзости, расслабил плечи и стрельнул в него своим коронным страстным взглядом.
- Хочешь войти?

Кастиэль смотрел на него во все глаза. Смотрел, не отрываясь ни на секунду, а потом закашлялся, ослабляя галстук.

- Я буду снаружи.

Он резко развернулся и вышел, взмахнул полой плаща. Дин вздрогнул, когда дверные петли ужасающе заскрипели. Наверное, стоило их смазать.

Радио вернулось к привычному вещанию, без единого намека на предыдущие помехи, но уже без Азии.

Дин вздохнул об упущенной возможности, небрежно стирая остатки мыла. Вспоминая реакцию Каса, можно было подумать, что тот девственник.

Дин ухмыльнулся. Это было не совсем ложью, учитывая что он еще не успел испортить Каса, после того как тот вернулся домой из библейского лагеря. Слишком озабоченный Грехом и Спасением и целой кучей других вещей с большой буквы, Кастиэль казался еще более зашуганным, чем обычно.

Дин по опыту знал, что понадобится несколько часов, чтобы тот пришел в себя. И удушающие чувство вины будет длиться ровно столько, сколько времени займет у Каса перестать стыдиться и думать о бытие, Боге, людях и несовершенстве. Ну, вы знаете, - все эти мысли, которое делают большинство религиозных людей временно благочестивыми.

Несмотря на присутствие Каса в его жизни, Дин на самом деле не особо разбирался в этом. Все религии казались одинаковыми, и горе тому, кто попытался бы обратить его, особенно Касу, знающему его лучше всех.

Хорошо. Может быть, не Касу. Дин дважды плевал на «святости своей бессмертной души», но кое-кто беспокоился… и, возможно, отчасти был прав. Это, сказать по правде, было мило.
До тех пор, пока Кас не трогает его пиво, они будут в порядке.

Дин нежно улыбнулся, потянувшись за полотенцем. Все прекрасно, как всегда.

-----

Лучше не становилось.

Во всяком случае, ему все еще было адски плохо.

Сэм был лишним. Сэм никуда не вписывался. Он был кусочком паззла, слишком большим для места, куда его пихали.
И если Сэм был просто немного не к месту, то Джесс походила на пришельца из космоса.
Нет. Не так. Она не принадлежала этому миру вовсе. Ее присутствие было невозможным. И это пугало Сэма.

Но он молчал. У Сэма было много разных качеств, но глупость не входила в их число. Он не собирался говорить своей девушке, что она несколько неуместна и вообще ее не должно быть. То, как искренне она была взволнована, скорее доказывало ее право на существование в реальности, чем его. Разве не он был одет в незнакомый костюм? Не он вел незнакомую машину?
Сэм просто боялся, что сходит с ума и не замечает этого. Он попытался оценить все логически. Что, если потеря ощущения реальности просто симптом сотрясения мозга и временное явление? Что, если причина только в нем самом?

Что касается Джесс… Ладно, возможно Сэм не доверял ее присутствию рядом, но он не хотел обидеть ее, как мог бы обидеть реальную Джесс. Полным придурком он не был.

Но ему это не нравилось. Все это. Если причина просто в провалах памяти, то неважно. Он сможет адаптироваться, должен. Но что он чувствовал на самом деле? Было такое ощущение, будто его реальность и реальность Джесс искали точки соприкосновения. Пытались синхронизироваться. И если он не помнил ее, ладно, хорошо, пусть это будет амнезия. С ней он разберется. Нет, правда, Джесс казалось ему незнакомой. Хотя он знал ее и знал хорошо.
Но эта девушка - которая, как продолжал твердить инстинкт, была невозможна—в ней не было ничего, что он помнил в Джесс. Это было как… как если бы у нее была сестра-близняшка. Или если бы кто-то попытался ее воссоздать с нуля и выдать за настоящую.
В любом случае, он чувствовал словно сидит в машине со знакомой незнакомкой, что было, по меньшей мере, зловеще. И естественно напрягало, превращая его в параноика. Сэм сжал руль так, что побелели костяшки пальцев. Его внимание по-прежнему было больше сосредоточено не на дороге, а на ней.

В любим случае он знал, что не стоит винить Джесс, причина не только в ней. Его беспокоило еще много других вещей. И пока он не докопается до сути, то не сможет почувствовать себя в безопасности.

Его мобильный внезапно завибрировал. Сэм постарался не обращать внимания, выравнивая машину на дороге.

Джесс не отрывала взгляд от окна.
- Смс, - отстраненно отметила она, когда он не взял телефон.

Он глянул на нее, отмечая, как ее пальцы сжали пластик. Когда он, сев в машину, кинул телефон на сиденье между ними, Джесс автоматически положила его на свои колени. Тогда у него не хватило духу сказать ей, чтобы положила на место.

Сейчас, он только пробурчал «спасибо» и откинул крышку, проверяя входящие.

Как она и сказала, это была смс. Контакт, подписанный как "Локи", ни о чем ему не говорил.

Не доверяй Голубоглазке и, ради бога, попробуй во всем разобраться.

Джесс что-то сказала, пришлось попросить повторить.
Она вздохнула, откинувшись на спинку сиденья:
- Кто это был?
Сэм сглотнул.
- Локи? – прозвучало как вопрос. Он оторвал взгляд от телефона в надежде, что она подскажет, кто это. Но Джесс только кивнула и снова отвернулась к окну.

Сэм подавил вздох разочарования и вернулся к дороге. Он бросил трубку, принципиально не реагируя, когда Джесс снова положила ее себе на колени.

-Я волнуюсь, - заметила она, спустя десять минут. Сэм оглянулся, отмечая, что она закусила губу.

- Почему?

О чем она могла волноваться? Это же не вокруг нее деформировалась реальность.

- Семейное воссоединение, - он посмотрела на него. – Это же большой шаг для тебя?

Сэм сжал руль. Он мог сказать, что она смотрит на него, оценивая реакцию. Именно поэтому он так старался все держать в себе. Джесс была странно застенчивой. До того она, как правило, смотрела глаза в глаза, что вызывало восхищение. Но Сэм не знал, должен ли был сказать ей об этом.

Он размял плечи и медленно сказал:
- Нужно было познакомить тебя с моей семьей раньше. Уверен, ты им понравишься.
Это был выстрел наугад.
Ему не верилось, что он был из тех людей, которые не показали бы такую, как Джесс, своей семье, равно как и то, что родным не понравилась бы такая, как она.
Кажется, угадал, потому что она не стала возражать. Вместо этого Джесс вздохнула, откинувшись головой на сиденье.
- Просто хочу, чтобы все было идеально.

- Я тоже, - согласился он, переводя взгляд. Как бы он не старался, все равно не мог не смотреть на нее, раз за разом отвлекаясь от спокойной дороги.

В конце концов, это заметила и она.
- Что? – легкая улыбка тронула уголки ее губ.

- Что «что»?

- Ты смотришь на меня странно, - ее улыбка располагала к шутке.

- Нисколько, просто… - Сэм сдавленно хихикнул, облокачиваясь на руль. - Я мог бы поклясться, что…

И резко замолчал. Словно комок застрял в горле. Снова.

- Поклясться в чем, Сэм?

Сэм сжал губы. Он мог поклясться, что она была мертва. Что она висела под потолком с разодранным в клочья животом. И все, что у них когда-либо было общего, сожрало пламя, слишком неестественное для обычной неполадки с проводкой

Но… вот она, здесь.

Сэм вынужденно засмеялся.

- Я ударился головой. Теперь все… как в тумане.

- Может, тогда я сяду за руль?

- Не стоит.

Джесс успокаивающе положила руку ему на плечо.

– Сэм, ты должен был сказать мне, - она говорила, прямо как Дин.

– Не страшно, - покачал головой Сэм. - Мы почти на месте.
Он добавил газу, превышая ограничение скорости.

Ему позарез нужно было к Дину. Он чувствовал, что тот сможет все исправить, соединив вместе части паззла.

Он чувствовал, что Дин сможет объяснить, почему ему кажется, что мир катится в пропасть, что они пропали без вести. Растолкует, почему он не может отделаться от ощущения неправильности происходящего, от абсолютной уверенности в том, что его подружка, мама, папа и еще куча друзей должны быть мертвы.

Телефон зажужжал снова. Сэм стащил его прежде, чем Джесс успела среагировать. И снова Локи.

Ты разбиваешь мне сердце, малыш.

___
Дин подпевает песне "Heat of the Moment" группы Asia. Послушать можно здесь prostopleer.com/tracks/52668975I06

@темы: fanfiction-translate

Комментарии
2013-01-17 в 00:10 

Nerfess
Если во имя идеала человеку приходится делать подлости, то цена этому идеалу - дерьмо.
Finkay, шикарно))) спасибо за перевод, буду следить за продолжением:friend:

2013-01-17 в 10:27 

Finkay
раскрасить лица вставить перья и бегать по двору босым порой признайтесь каждый хочет но ссым (с)
Nerfess, спасибо :) немного пока путано, но позже все станет ясно )

2013-01-17 в 19:21 

ALFREA Zarika
Зарик - человек, сияющий любовью к Мише©Lucy Faerie / "Счастье должно исходить изнутри"©Misha Collins
оооо! очень заинтриговали! спасибо за перевод, с нетерпением буду ждать продолжения!):chup2:

Не доверяй Голубоглазке и, ради бога, попробуй во всем разобраться.
это же про Джесс? или нет? в упор не помню цвет ее глаз...

2013-01-17 в 19:44 

Nerfess
Если во имя идеала человеку приходится делать подлости, то цена этому идеалу - дерьмо.
Finkay, здорово)) Как раз хотелось почитать хороший макси про Сэма с Гейбом, да найти не получалось.

2013-01-18 в 10:17 

Finkay
раскрасить лица вставить перья и бегать по двору босым порой признайтесь каждый хочет но ссым (с)
ALFREA Zarika, видимо про Джесс )) я тоже не помню таких подробностей, но автору виднее))
Nerfess, прекрасно понимаю. Но просто читать не интересно, надо еще делать полезное - нести в массы )

   

Archangel-Trickster

главная