Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:46 

Грязный ушастый секрет Тендо | Sometimes, when you fall, you fly
Название: Я здесь ради тебя
Автор: crOwnlEssG
Переводчик: Remi.influence aka Elinberg
Ссылка на оригинал: www.fanfiction.net/s/6442405/2/Im_Here_For_You
Рейтинг: G
Пейринг: Кастиэль, Габриэль
Тип: джен (!)
Жанр: Family/Hurt/Comfort (Один пострадал, другой за ним ухаживает).
Саммари: Кас в больнице, а Габриэлю внезапно захотелось позаботиться о нем. Что это есть и как с ним бороться, собственно говоря
Внимание: Разрешения на перевод не спрашивала, и если вдруг кто- то уже перевел - удалю. Переводы цитат довольно вольные.
А вообще стыдно. Как там автору писать?...


Главы 1-3 здесь
Глава 4 здесь
Глава 5.

Глава 5.


«День завершен, и Тьма
Падет от крыльев Ночи,
Подобно стремительной, как ветер, тени
Летящего в высоте орла»
Henry Wadsworth Longfellow


На следующий день Габриэль вновь понятия не имел, почему он вернулся в госпиталь.
Ему следовало бы сосредоточиться на серьезных вещах вроде Апокалипсиса, особенно когда он действительно в силах повлиять на исход событий. Эти события, однако, все еще опережали ангелов на целый шаг, и это тогда, когда целая сеть крупнейших городов, того и гляди, взлетит на воздух как предзнаменование Битвы! После такого люди перестанут так легко упоминать Ад.
Тем не менее, он имел представление о том, что нужно сделать в ближайшее время, и у него было место, куда следовало отправляться без промедления.
У него вообще была как минимум сотня дел, требующих его неотложного вмешательства и контроля, и он уже был на полпути к одному такому, когда внезапно решил изменить курс. Он прекрасно знал все последствия такого поступка, и у него, конечно, была некоторая склонность (несерьезная слабость) отвлекаться (очень-очень редко), но – честное слово – даже он понимал, что эта война не то, что можно отложить или просто проигнорировать (и только одному Отцу было известно, как тяжело это давалось архангелу).
У него на самом деле не было причин оставаться здесь. Кастиэль был в порядке – ну, насколько можно быть в порядке при таком слабо стабильном состоянии, но он, по крайней мере, не выглядел так, словно собирался умирать в следующую секунду. Казалось, он не двинулся ни на сантиметр со вчерашнего дня, как не изменился и его жар, да и Благодать все еще не производила большего впечатления, нежели светлячок ночью. Тем не менее, в общем и целом его брат, пусть и черепашьими шагами, но уверенно приближался к полному выздоровлению, да и не мог Габриэль более ничего сделать для него в силу невозможности применения его способностей для лечения ангела. После пятиминутного размышления Габриэль начал осознавать, что брат, в общем-то, в нем не нуждался.
Так почему он все еще оставался здесь?
Габриэль обошел кровать, чтобы проверить температуру младшего брата. Он коснулся его правой щеки, а затем и шеи. Удивленно цокнул языком, почувствовав пылающий жар, но с облегчением отметил, что никакого угнетающего давления он больше не производил.
Вчера его кожа пылала так, словно он слишком близко подлетел к Солнцу и полностью обгорел. Сейчас же создавалось впечатление, что Кастиэль успел преодолеть только четверть того расстояния, прежде чем кто-то перехватил его за крылья и оттащил его задницу обратно, домой. На секунду архангел представил, как неизвестный рассказывает Кастиэлю о том, что его старший брат стоял столбом посередине комнаты и выдумывал о нем всякие глупости, даже не смотря телевизор.
Он потрогал повязку на лбу младшего ангела, чтобы убедиться, что она все еще выполняет свои функции, хотя он ни капли не сомневался в собственных способностях и просто не мог облажаться в такой фигне, как вечно холодная тряпка. Как и ожидалось, ткань все еще дарила приятно-прохладное ощущение.
Кастиэль спал крепко, видимо, уставший от кошмаров. Габриэль отступил на шаг, скрестил руки на груди, желая защититься больше от неожиданного ребяческого желание взъерошить брату волосы.
Наконец его присутствие заметила и собака, подняв голову и вопросительно посмотрев на него, лежа рядом с бедром Кастиэля. Переведя взгляд с нее обратно на ангела, архангел внезапно осознал, насколько хрупким тот казался на больничной кровати. Мир упорно катился к чертям собачьим, а собака как раз и приглядывала за раненным божественным существом и составляла ему компанию.
Его собака, конечно, была умна и вообще вне конкуренции, но, оставляя Каса с ней, Габриэль чувствовал себя бездушной скотиной.
- Окей, может быть, я согласен побыть квалифицированной сиделкой. Все равно в новостных каналах конца света сегодня не обещали.
И прежде, чем он осознал, что собирается сделать, и успел остановить себя, Габриэль, пробормотав «Подвиньтесь-ка, парни», с комфортом устроился рядом с Кастиэлем. Он поерзал, устраиваясь удобнее, но при этом так осторожно, чтобы не разбудить ангела. Он привычно материализовал пульт от плазменного телевизора и, нажав кнопку, тут же получил доступ ко всему порно, когда-либо снятому человечеством.
Убедившись, что Кастиэль просыпаться вроде бы не собирается, он решил сделать себе пару поблажек. Хотя звук, конечно, убавил – ему вовсе не улыбалось спасать Каса от кошмаров на эту тему. Он щелкнул пальцами и запустил руку в огромный стакан с поп-корном, другой рукой сжимая банку с содовой.
Спустя пять часов Габриэль был оторван от увлекательного просмотра, почувствовав жар, исходящий от головы Кастиэля, на своем плече.
Архангел неосознанно отодвинулся, собираясь встать и исчезнуть, не потревожив Каса (сказать, что ему было неловко – значит ничего не сказать), но замер. Младший брат держался за него, как за соломинку, балансируя на грани жизни и смерти, и доказательство тому – реакция его Благодати на Благодать Габриэля. Вместо того, чтобы аккуратно вернуть Каса на его половину кровати, он приобнял его за плечи и прижал к себе.
- Ты такой придурок, ты знаешь? – нежно пробормотал он.
Даже если Кастиэль и услышал это сквозь пелену сна, он оставил это без ответа, просто продолжая глубоко дышать.
Спустя некоторое время, когда архангел просматривал уже двадцать седьмое шоу, он снова был отвлечен. Кастиэль слабо застонал и нахмурился, и архангел готов был спорить, что это работа вернувшихся ночных кошмаров. Обычно заставить его расчувствоваться чем-то подобным было трудно, но, черт возьми, он и не предполагал, насколько привязался к Касу.
- Хэй, парень, не смей сваливать отсюда, - Габриэль сильнее сжал его плечо. – Ты уже раз пытался так, но, поверь, не самое приятное дело тащить тебя обратно. Давай, ты сможешь побороть их.
Ангел тяжело вздохнул, но черты его лица медленно разгладились, хотя он все еще дрожал, привалившись к плечу архангела. На секунду его температура вновь подскочила, но после жар пошел на убыль.
- Ладно, братишка, я понял, - объявил Габриэль, усаживая Кастиэля повыше. Без малейших раздумий он поцеловал брата в висок и грозно добавил. – Расскажешь кому-нибудь об этом, я тебя по самые уши в грязь засуну и собаку заставлю для надежности на макушку пописать.
Остаток ночи прошел без происшествий, но, в то же время, архангел уже потерял интерес к порно. Он изучал свернувшегося калачиком рядом с ним брата, пожертвовавшего собой ради людей и растерявшего добрую половину боевых навыков, брата, который был больше человеком, нежели ангелом, но при этом он все-таки умудрился стать Габриэлю самым близким существом из всех, кого он когда-либо знал.
Габриэль понял, что одна действительная цель сражаться у него все-таки была – цель позволить Касу выжить, ведь он был так близок человеческому миру.
Семья всегда была важна для архангела, но в действительности только эта причина могла заставить его изменить свою роль во всем происходящем.
Все должно было закончиться хорошо, так или иначе, весь этот семейный скандал, но пока Апокалипсис мог и подождать. Кастиэль все же нуждался в нем, а отказать младшему брату Габриэль не мог.
Впервые он остался с Кастиэлем до самого утра.

Надеюсь, все знают, что содовая - это Pepsi Max и никакая иная. Автор.
Глава 6.
Глава 6.


«Тяжелый свет, суеты серьезность ,
Уродливый хаос в красивой маске,
Светлый дым, холодный огонь, - не то, что есть:
Свинцовое перо, сон наяву, болезни здоровье».
Уильям Шекспир


Габриэль просматривал все происходящее, когда солнце появилось из-за горизонта. Это было одним из тех дел, что ему приходилось делать постоянно, и хотя это отчасти унижало его способности, пропустить что-то важное, проигнорировав свою обязанность, он не мог.
Перед его ментальным взором предстала местная популяция Дубу в Кении, раз за разом нападавшая на человеческие деревни, вынужденная покинуть свои места обитания из-за недавних землетрясений, которые сделали их всего лишь смертоносной кучкой бродяг.
В Москве русалки приманивали буквально каждого второго мужчину, как будто на дворе была Масленица, а не конец всей мировой веселухе.
На берегу Ittoqqortoormilt (самая северная деревушка на восточном побережье Гренландии – прим. пер.) ангелы и демоны устроили огромную битву. Стоит ли говорить, что белые медведи получили шок на всю жизнь, когда их использовали пару раз как подушки безопасности.
Ямауба (существо из японской мифологии, выглядящее как древняя, отвратительная старуха, по легендам, пожирающая детей, - прим. пер.) и Юки-онна (персонаж японского фольклора, прекрасная девушка, появляющаяся только во время снегопада. С ней часто путают Ямаубу – прим. пер.) устроили самую эпическую ведьминскую битву, что когда-либо видели горы Ашигара, и, в то же время, это стало причиной самого огромного оползня в истории Японии.
На Оазисе, что появился в пустыне Тар только пятнадцать лет назад, он увидел Кали, устроившую барбекю и играющую в бильярд сама с собой.
И, черт возьми, она выглядела чрезвычайно горячо. В прямом и переносном смысле.
Габриэль быстро перевел взгляд на другую страну в тот же момент, когда Кали почувствовала, что за ней следят.
Он внимательно разглядывал Восточную Исландию, когда он почувствовал, что рядом с ним – с его телом - что-то не так. Серьезно не так, и его мысли мгновенно обратились в сторону больного младшего брата.
В то же мгновение Габриэль вернулся в палату и открыл глаза. Только тогда он понял, насколько вовремя вернулся.
Лицо Кастиэля вновь пылало от жара, блестело от холодной испарины и выражало крайнюю степень паники. Каждый раз, когда он пытался произнести связное словосочетание в горячечном бреду, его тело под стеганым одеялом сотрясала дрожь. Среди этих метаний холодная повязка сползла с его лба и была бесцеремонно отброшена в сторону, на пол. Габриэль чувствовал, что его собака спряталась под кроватью, и уже одно только это не предвещало ничего хорошего.
- Оставь меня… Я не могу удержать… Слишком долго.. Слишком много… Кто-нибудь…пожалуйста… помогите…
Казалось, что Кастиэль пребывал во власти очередного кошмара, но одновременно с этим все было настолько плохо, что это пугало архангела до потери пульса, и не было видно ни единого проблеска жизни в Благодати его младшего брата, как будто она была чем-то непримечательным и незначительным вроде ириски. Он слабо застонал, почти жалобно, и ровно с этого момента он мог прекратить дышать в любую секунду. Кровь проступала на ткани его больничной рубашки, его раны вновь открылись, и если бы он коснулся пореза на руке…
Если бы Кастиэль в подобном состоянии переместил бы себя куда-нибудь, он не протянул бы долго, особенно, если бы ему пришлось иметь дело с одним из тех демонов, что шастали по континенту в поисках легкой добычи. Габриэль начал действовать.
Не особо заботясь о том, что его резкие движения могут повредить целительным начертаниям на груди Каса или же вырвать катетор капельницы из его руки, он схватил его за плечи и поднял с подушек. Кастиэль без сопротивления поддался, его голова склонилась вперед.
Теперь, когда он касался его, Габриэль мог чувствовать каждую течь и каждую вспышку Благодати его младшего брата, как если бы он непосредственно держал ее в руках. Казалось, что она была сильно повреждена и увеличилась в размерах с тех пор, как он проверял ее в последний раз. Если бы она увеличилась естественным путем, она чувствовалась бы более живой и, черт возьми, намного сильнее защищенной, как любое другое живое существо, но сейчас она напоминала лишь воздушный шар (готовый лопнуть в любой момент), сильно деформирофанный. Свет же Благодати был настолько скуден и слаб, что она была не в состоянии контролировать какое-либо изменение, а уж тем более сопротивляться ему.
Удерживая Кастиэля, Габриэль пытался понять, что же могло так повлиять на Благодать. Затем он понял, что, и, оставаясь так близко к брату, он мог вмешаться и изменить хоть что-нибудь, однако пока он размышлял, его младший брат взял дело в свои руки, перетянув к себе частичку его, Габриэля, Благодати.
Он мог упоминать о хреновых воровских навыках Кастиэля и позже, но прямо сейчас ему было необходимо разбудить старшего брата, и вряд ли нежные слова были способны на это.
- Кас! Кастиэль! Проснись, парень! Давай, давай, вставай, - говорил он, тряся его за плечи и похлопывая по щекам.
Кастиэль был настолько захвачен кошмаром, что не услышал, тем более уж и не ответил. Его температура поднималась и падала как сумасшедшая, и это заставляло Габриэля подозревать вмешательство мозга весселя, отчаянно пытающегося захватить контроль над телом.
- Черт, Кастиэль, проснись же, мать твою! – кричал архангел. Он приподнял безвольную голову ангела, чтобы посмотреть ему в лицо, и хотя его глаза были закрыты, зажмурены в агонии, Габриэль мог сказать, что мечущиеся под веками глазные яблоки по скорости приближались к скорости звука. По крайней мере, это говорило о том, что в нем еще есть капля ангельской сущности, если он может достигнуть такого уровня скорости.
- Не забирайте меня… Не забирайте меня отсюда…Не могу назад…Не… Не заставляйте, - его беспорядочное бормотание вновь прервалось всхлипом боли. Он попытался согнуться, и когда Габриэль решился найти источник этой боли, он обнаружил его в районе солнечного сплетения Каса, где кровь на рубашке проступала особенно сильно.
Габриэль направил все свои мысли на то, чтобы постараться доставить Кастиэлю импульс, достаточной силы, чтобы его разбудить. Кастиэль сделал попытку зажать раны, но архангел непреклонно отвел его руки в стороны. У него был план, прекрасный только потому, что не требовал вмешательства его сил.
- Слушай меня внимательно, брат, и просыпайся. Я должен принять меры и, если тебя это волнует, то удовольствия я от этого не получаю. Открой глаза и возвращайся в этот мир. Я вызываю тебя. Ты нужен здесь. Я понятно изъясняюсь, Кастиэль? – спросил он, и не было сомнений в том, что это голос архангела – голос, что был способен командовать сотнями гарнизонов, эхом отдаваясь над полями сражений, сотрясать Небеса до основания и общаться с любым существом, будь то человек или ангел, или даже Бог, он будет подчеркивать каждое слово.
Здание вне пространственного кармана сотряслось, выпуская силу на свободу.
Габриэль ненавидел использовать этот тон, но в нынешних обстоятельствах он должен был сделать это, если хотел получить эффект. Который не замедлил появиться. Хотя дрожь все еще сотрясала его тело, Кастиэль смог замереть на секунду и сделать такой необходимый глоток воздуха. Движение глазных яблок замедлилось, веки расслабились и больше не трепетали. И совсем немного времени осталось до того, как спазмы вконец оставили тело его весселя. Кастиэль повис на Габриэле всем весом – к нем возвращалось сознание.
Посмотрев пару минут на закрытые глаза младшего брата, Габриэль облегченно вздохнул и позволил себе расслабиться. Но когда Кастиэль распахнул глаза и резко подался назад, архангел успел перехватить его (скромных сил верховного ангела хватило и на это) прежде, чем он здорово бы приложился об стену позади.
Кастиэль вновь содрогнулся, но ни в глазах, ни во тьме полуоткрытого рта не было того света, что был способен ослеплять людей.
Кастиэль все еще сохранял инстинкты ангела и не мог не ослушаться прямого приказа, это показало, что он все еще был здесь, но, в то же время, и то, насколько он привязан к собственному веселю и что забыл про это.
Бред.
Это показало лишь то, что ничего хорошего в использовании сил архангела нет.
Габриэль был готов запаниковать, но если жизнь его чему и научила, так это всегда сохранять разум ясным. Какой бы импровизации от него ни требовалось в следующий момент, он не мог допустить даже малейшей ошибки. Его младшему брату нужно было вырваться из клетки и вернуться домой, а он… он будет первым, кто с радостью встретит его там.
- Кас, послушай меня. Прекрати миссию, не смей – не смей, я повторю – покидать вессель., - сказал он. – Я говорю в точности то, что имею в виду. Ты нужен. Миллионы жизней зависят от твоей чертовой задницы, ты понимаешь? Ты не можешь подвести их.
Кастиэль – или, быть может, его вессель – был все еще потерян после попытки его истинной сущности выбраться наружу. Что бы это ни значило, несмотря на то, что нынешнее сияние могло запросто расплавить человеческие глазные яблоки, для существ вроде Габриэля свет Благодати Кастиэля был тусклым и полумертвым. Но это не имело никакого значения, когда архангел понял, что его младший брат не дышит.
И это тоже действительно не имело значения, когда Габриэль почувствовал, что Кастиэль готов покинуть свой сосуд. Он находился в еще более затруднительном положении, нежели архангел представлял себе. Он знал, что Кас не в порядке, но чтобы так?
- Не делай этого, Кас! Оставайся со мною! Я понимаю, твои крылья рвутся на свободу, но не позволяй им этого! Черт, парень, ты заставляешь меня умолять, а ты знаешь, как я ненавижу это делать, - повторял Габриэль.
Благодать Кастиэля стала меркнуть окончательно, он все еще пытался вырваться, чтобы избежать боли.
- Ты думаешь, что у тебя нет причин оставаться здесь, что ты закончил все свои дела, и тебе кажется, что надежда подобна кляпу. Но ты ошибаешься. Ты получил один из тех редких шансов выжить, и я знаю, как ты поступишь. Ты постараешься пасть, вновь, но потом, как всегда, вновь поднимешь свою задницу.
- И если ты думаешь, что твоя судьба никого не волнует, то освежи мозги, брат – у тебя дофига ребят, которые хотят твоего возвращения. Эти идиоты Винчестеры? Они безостановочно ищут тебя. Ну, конечно, они не расклеивают твои портреты на коробках с молоком, но они стараются. И я играл тут в медсестру с тобой целую неделю! Кстати, да, не смей никому болтать об этом.
Габриэль взял паузу, чтобы подобрать удачные слова.
- Послушай, я знаю, мы не разговаривали так долго, но я хочу, чтобы ты знал – я забочусь о тебе. В отличие от остальных членов нашей безумной семейки я собираюсь и дальше присматривать за тобой, - он понизил голос и заговорил медленнее. – Не повторяй моих ошибок. Не бросай то, с чем можешь хоть что-то сделать.
Исключая дрожь, Кастиэль оставался недвижим в его руках как бревно, и на минуту Габриэлю показалось, что весь его блестящий монолог (очень правдивый и такой тяжелый) пропал зря.
Затем он увидел это – свет, мелькнувший в его глазах. Свет решительно покинул его, и Кас упал на старшего брата. Он закашлялся кровью, красные брызги попали на рубашку Габриэля, но это последнее, что сейчас волновало архангела. Его брат вернулся.
Позже это воспринималось рискованным шагом, но другого способа сделать хоть что-нибудь при такой потере крови у архангела не было. Этот случай с истинной сущностью Кастиэля в конце концов замкнулся на его Благодати, но всего бы этого не было, если бы ни одна мелочь. Не было ничего, что Габриэль мог бы сделать без риска навредить младшему брату. И, по правде говоря, его Отец был единственным, кто мог исцелить раны подобной тяжести, но пока его не было здесь, Габриэль пообещал сделать все, что в его силах.
Когда приступ наконец закончился, Габриэль понял, что его младший брат знает об их объятиях, и он немедленно решил воспользоваться случаем. Он осторожно приподнял его голову за подбородок и увидел, как много крови на его лице, услышал, что дыхание все еще было тяжелым и прерывистым, а из тела еще не ушло напряжение… Но его глаза – пусть и полуприкрытые, почти бессознательные и едва живые- приняли менее угрожающий голубой цвет, так что можно было с уверенностью сказать – он, слава Богу, проснулся.
- Хэй, Кас, посмотри на меня, - мягко попросил Габриэль.
Это заняло некоторое время и некоторые усилия, но Кастиэлю все-таки удалось сфокусировать взгляд на нем. Он не мог долго удерживать его на одном месте, его глаза закрывались.
- Неважно, что случится, я хочу, чтобы ты знал, что я всегда буду рядом с тобой. Запомни это, ладно? Я здесь ради тебя, - пообещал Габриэль.
Это было все, что он успел сказать до того, как Кастиэль погрузился в спасительную дрему.
Габриэль просто сел на кровати, крепко держа младшего брата в руках, отныне человека.

запись создана: 12.03.2011 в 14:16

@темы: fanfiction-translate

Комментарии
2011-03-12 в 20:18 

Тэлия
Отсоси мой хвост! (с)
Обожаю этот фанфик, спасибо большое за перевод!

2011-03-12 в 23:47 

Грязный ушастый секрет Тендо | Sometimes, when you fall, you fly
Тэлия пожалуйста)

2011-03-13 в 02:35 

vivatixa
Вас приветствует радио "Ад"! Коротко о главном. Главным у нас по-прежнему Кроули. #Случайности не случаются случайно. (Дин Винчестер)
:hlop: Спасибо за такой долгожданний перевод. Он просто потрясающий :heart:

2011-05-18 в 19:34 

Tess.
А когда будет продолжение?

2011-05-18 в 20:16 

Грязный ушастый секрет Тендо | Sometimes, when you fall, you fly
Tess. как только я поступлю в институт :gigi: Вернее, сдам экзамены. Так уж получилось :small:

   

Archangel-Trickster

главная