13:45 

Перевод

Грязный ушастый секрет Тендо | Sometimes, when you fall, you fly
Решила вынести отдельно:

Название: Я здесь ради тебя
Автор: crOwnlEssG
Переводчик: Remi.influence aka Elinberg
Ссылка на оригинал: www.fanfiction.net/s/6442405/2/Im_Here_For_You
Рейтинг: G
Пейринг: Кастиэль, Габриэль
Тип: джен (!)
Жанр: Family/Hurt/Comfort (Один пострадал, другой за ним ухаживает).
Саммари: Кас в больнице, а Габриэлю внезапно захотелось позаботиться о нем. Что это есть и как с ним бороться, собственно говоря
Внимание: Разрешения на перевод не спрашивала, и если вдруг кто- то уже перевел - удалю. Переводы цитат довольно вольные.

Глава 1.
«Как орел убит стрелой, оперенной его пером, так и Мир рукою своей ранит собственное творенье».
Хэлен Кэллер.


Он никогда не знал ни о чем, подобном заклинанию Изгнания, но как только его накрыло эхо волны, Габриэль бросил все свои дела столь же мгновенно, словно конфету с отвратительным вкусом, и поспешил узнать, в чем дело.
Так или иначе, он совсем не удивился, когда поиски привели его к Кастиэлю. Разве что судно, занимающееся ловлей креветок – не совсем привычное место для него. А ведь заклинание могло закинуть ангела в более… приятные места на Земле: скажем, если бы Кастиэля забросило в Лас-Вегас или на нудистский пляж во Флориде, Габриэль мог бы вдоволь посмеяться над ним и признать его по-настоящему неповторимым братом среди всех остальных, младших.
Но сейчас смеяться ему не хотелось. С одной стороны, архангел был впечатлен силой и неординарностью исполнения заклинания – а он многое повидал за последние …оны лет. С другой, он не мог не поволноваться, хотя бы чуть-чуть, и не позлиться на брата – ну чем Кас только думал? («A great big plate of nothing sprinkled with stupid, that's what!»). Во что мог вляпаться младший оперенный, чтобы довести себя до такого состояния?
Он прекрасно знал – братцы- кролики Тру-ля-ля и Тра-ля-ля приложили к этому лапы – и только Отец знал, куда Винчестеры в этот момент свалили, но Габриэль поклялся себе: если они толкнули его на подобное, он тщательно пересмотрит свои взгляды на выражение «жестокое и неординарное возмездие». Конечно, младшенькому и от него самого не раз доставалось – взять, к примеру, Ти-Ви лэнд, где Габриэль плохо обошелся с Кастиэлем, подобно ребенку, жестоко играющему с собственной игрушкой, но он не доводил его до грани жизни и смерти.
Присмотревшись, минуя и следы крови, и бледный цвет лица его весселя, Габриэль осознал – сейчас его брат был не более, чем легким туманом, рассеянным по чужому телу. Его Благодать то появлялась тусклым светом, то исчезала, и не сам Кас, ни его сосуд (Джимми, кажется?) не подавали признаков возвращения к жизни.
Невидимый, он наблюдал с крыши каюты, как моряки вьются вокруг распростертого ангела как на какой-то дешевой киноленте, с тривиальными выкриками вроде «Безбилетник!», «Сектант!», «Пьяный!», «Жертва терроризма!» и той куче всех неприглядных выражений, которыми полосатые награждали его брата. Габриэлю хотелось ворваться в эту толпу, схватить Каса и потопить корабль к черту, но он не мог. Кастиэль был настолько плох, что не смог бы вынести мгновенного перемещения.
Габриэль оставался рядом с ангелом, пока лодка меняла курс, назад, к земле.
Габриэль оставался рядом с ним, пока двое моряков пытались перевязать его раны.
Он оставался рядом с ним, когда Каса передавали врачам «Скорой».
Но когда они принялись за интубацию, архангел ушел. Он посчитал, что видел достаточно.

Глава 2.
«Жизнь коротка. Она появляется и исчезает, подобно перышку на ветру».
Shania Twain.


Габриэль твердил себе, что он занят. У него были другие, более важные дела на фоне конца Света, и работа нянькой для собственных неразумных братьев в это число не входила.
Но он все же оказался в той больнице.
Словом, выглядел Кас ужасно. А уж сам вид этих пикающих машин, трубок и проводов, что сплелись вокруг веселя ангела вызывал у Габриэля приступ тошноты. Ангелам не нужна искусственная вентиляция легких, за ангелами не должны следить по кардиомонитору, чтобы знать, остаются ли они еще в их сосудах, а состояния ангела должно зависеть от его Благодати, а не внутривенных вливаний.
Габриэль не очень много знал о лечении ангелов – по этой части специализировался Рафаэль, но он все еще мог подарить Кастиэлю подобие полного восстановления одним лишь щелчком пальцев. Но это было бы слишком быстро. В его слабом состоянии волна силы была подобна падению машины на хрупкие детские плечи.
А больше никто из семьи помочь ему не мог (да и вряд ли самого Габриэля Кас захотел бы лицезреть после чудесного излечения). Сработал инстинкт старшего брата, который, как думал архангел, давно был погребен под всем тем, что сотворил и успел пережить Габриэль. К счастью, он появился в больнице именно в тот момент, когда у врачей были свой дела. В конце концов, у Апокалипсиса были и свои плюсы – все больше и больше людей требовало медицинской помощи, и врачам было некогда забегать в палату ко всем остальным, уже осмотренным, и благодаря этому Габриэль мог провести с братом несколько минут без криков какой-нибудь медсестры наподобие: «Что вы с ним делаете! Я позову охрану!».
Взяв брата за руку, он переместил их обоих в некий пространственный «карман» - перемещение было слишком незначительным, чтобы повредить Касу, но зато ни один из любопытствующих не смог бы увидеть его, ни даже наткнуться на этот «карман», даже если этому гипотетическому некто вздумается обойти всю комнату.
Доктора здесь, вероятно, знали много больше о лечении людей, нежели Габриэль (да и вряд ли это стоило сравнивать). Зато архангел знал много больше об ангелах, поэтому просто не мог сидеть и смотреть, как медсестры накачивают Каса целым коктейлем из наркотиков. К тому же, существовала возможность того, что Кастиэль очнется – перепуганный, дезориентированный, и решит выпустить душу именно в тот момент, когда медсестра придет к нему с градусником. Таким образом, «карман» был полностью оправдан.
Габриэль полагал, что мягкая кровать королевских размеров с шелковыми простынями и ароматизированными подушками – ромашка, кажется – будет достаточно удобна для постельного режима, назначенного его брату. Он подумывал о том, чтобы сменить дизайн на более… стимулирующий, но в последнюю минуту передумал – волнение только что очнувшегося брата было последней вещью, к чему он стал бы стремится. Он добавил и плазменный телевизор в изножье кровати, дабы разнообразить скучную больничную палату. Неудивительно, что люди так часто здесь умирают.
В завершении он поместил копию Каса на ту невзрачную и неудобную кровать в реальной палате, тщательно проследив за всеми деталями, стараясь воссоздать все так же, как и было, когда врачи оставили Каса, дабы никто не задался вопросом, куда исчез один из «коматозников».
Как бы его не раздражали медицинские аппараты, отправить обратно в реальную палату Габриэль смог только кардиомонитор. Звуки, которые он издавал, бесили неимоверно, хотя они не пугали архангела. Однако, заставляли задуматься о тикающей бомбе, но вряд ли это означало, что у него паранойя. Кас не мог дышать сам, а его Благодать все еще напоминала льдинку в пустыне, и жизненные силы все еще потихоньку утекали из него…
Габриэль вздохнул и провел рукой по лицу. Ему следовало бы перестать каждый раз размышлять об очередной человеческой эмоции, с которой ему приходилось сталкиваться. Но, снова взглянув на Каса, он мог думать только об одном. «Плохо».
Кастиэль был столь же бледен, сколь и та рубашка, в которую его одели в этой больнице. И архангел был уверен – потеря крови виновата лишь отчасти. Изгнание практически разорвало брата, и последнее, что связывало его с этим миром – его Благодать. ИВЛ и вливания поддерживали его тело, с каждым вздохом Кастиэль исчезал из этого тела.
Но вряд ли это была самая плохая новость. Больше всего архангела волновало отсутствие реакции Благодати Каса на его, Габриэля, даже когда они оказались на расстоянии меньше мили друг от друга. Архангел мог простить брату то, что в Ти-Ви лэнде Кас не узнал его Благодать и посмел с ним поспорить, но после того инцидента он должен был научиться распознавать. Кроме того, Благодать архангела просто невозможно прохлопать ушами, невозможно проглядеть, но, черт возьми, даже находясь меньше, чем в восьми футах, Благодать Кастиэля оставалась столь же глуха, как дорожное убийство. Ладно, это последняя плохая вещь, с чем Габриэль стал бы ассоциировать брата.
Кас, похоже, схватил царицу всех ком, а мир все еще катился к чертям собачьим, да и у Габриэля все еще была одна мысль, которая либо бы остановила раскачивающийся мир, либо окончательно уничтожила, и ему не терпелось ее проверить.
Здесь ангел оставался в безопасности. «Карман» обеспечивал защиту и от людей, и от ангелов. Даже зная это, Габриэль все еще колебался, сомневаясь, следует ли ему оставлять брата в таком состоянии, и он задумался о том, когда в последний раз заботился о ком-нибудь из своей семьи.
Но он не мог остаться здесь, слишком много времени потерял зря. Однако его недавно проснувшийся комплекс старшего брата был успешно подавлен голосом совести, подозрительно похожим на голос Майкла, который, увы, всегда знал, как заставить Габриэля принять верное решение.
Наконец он решился и призвал свою собаку, наказав ей не оставлять ангела ни при каких обстоятельствах. После некоторого волшебства: лежанка да пара мисок, Габриэль наконец исчез, по дороге успев понять, насколько забавно смотрелся со стороны его наказ собаке.
Глава 3.
«Близкие, как братья
Пути имели мы.
И я задерживал дыханье,
И ждал, пока задышишь ты».
Newsboys - Entertaining Angels

Габриэль вновь появился в больнице на следующий день, когда еще незаметны были сумерки.
Плохой новостью, среди всего прочего, было то, что Кас все еще не проснулся, но архангел не ждал всего и сразу. А хорошей новостью была его Благодать, которая прекратила угасать; словом, состояние его брата было стабильно, и Габриэль прекрасно знал, что без Отца тут не обошлось, а потому поставил себе мысленную пометку не забыть его поблагодарить.
Однако, пусть Благодать его стабилизировалась, ее все еще было достаточно только для того, чтобы заполнить пустую коробку из-под сока, но никак не вессель. И вряд ли ее можно было растянуть на что-то еще. Это маленькое и несчастное явление совершенно не подобало ангелу, но сейчас это было единственное, что могло помочь вытащить Каса.
То, что Габриэль продолжал приходить к нему – странно. Конечно, они общались и на Небесах, но там архангел общался со всеми Гарнизонами наравне: ни больше внимания, ни меньше. Одинаково для всех. Одной из его обязанностей было информирование абсолютно всех младших ангелов о необходимых заданиях, и даже для архангела это было подобно Аду, выражаясь, конечно, совершенно фигурально.
Возвращаясь к Кастиэлю, он так и не смог понять, что в нем особенного (пожалуй, чуть более похож на ребенка, нежели остальные, и чуть больше подходит этому обществу). Он был просто еще одним ангелом, за которым Габриэлю необходимо было присматривать с момента ухода из Отчего дома. Перед тем, как оставить Небеса, до него дошел слух, будто бы Кастиэль – один из кандидатов на повышение, которые дается раз в десять тысяч лет, но это было все, что он успел узнать. Между ними не было и быть не могло никакой сильной связи, ибо Габриэль состоял в «Божественной четверке», но Кастиэль был всего лишь рядовым.
И, естественно, Кастиэль не был первым ангелом, которого Габриэль встретил с тех пор, как сам себя отправил в ссылку на Землю. Черт возьми, да он повидал вагон и маленькую тележку этих ангелов, которые ежедневно мотались туда-сюда еще даже до начала Апокалипсиса. Однако из всех раненых ангелов Судьба указала ему именно на Каса.
И снова, почему?
Он подумал, что, может быть, ностальгия здесь не при чем: в конце концов, Кас был не первым, и не последним ангелом, которого Габриэль встретил на Земле. Возможно, все дело в том, насколько хорошо Кастиэлю удалось понять человечество в целом, закрыв глаза на то, что произошло оно от обезьян и старается всеми своими силами свой же мир повергнуть в прах. Люди, безусловно, компания интересная, и Габриэль сам признавал, насколько весело было проводить с ними время в отличие, скажем, от тех же Небес. Конечно, их было много больше, нежели ангелов, но ведь именно крылатые дали им шанс размножиться?
Возможно, дело в том, что Кас сам становился человеком, но далеко не так, как адали в замедленной съемке остальные ангелы. Но ангел становился слаб настолько, что сам себя запер в весселе, и дело тут не в ой-я-зашел-в-дверь-а-она-захлопнулась, а если-я-немедленно-отсюда-не-выберусь-и-не-увижу-свет-я-просто-умру-ж-здесь!
К счастью, грустные его мысли были прерваны выходкой собаки, которой вздумалось облизать руку Кастиэля.
- Прекрати немедленно, - приказал Габриэль. Он успел до того, как собака добралась до катетера.
Однако собака послушалась лишь на миг, а потом тихо заскулила и снова принялась за тщательное облизывание. Она никогда раньше не игнорировала его приказы.
Он вздохнул, обошел кровать и снял ее с кровати. Тогда и заметил, что забыл зачаровать миски с водой и кормом. Борясь с чувством вины, он поспешно исправил это.
- Иди давай, - указал он собаке на миски.
Вместо этого собака только посмотрела на него и снова запрыгнула на кровать, чтобы лечь рядом с Кастиэлем. Габриэль возвел глаза к небу и просто взял ее к себе на руки, не отпуская. Собака заскулила, принялась изворачиваться. Как никогда ранее.
- Что с тобой, блох где подцепил? – не мог не поинтересоваться архангел.
Его собака рванулась вперед. Совершенно очевидно, что целью ее был Кастиэль. Он решил посмотреть, что так волнует его собаку – могли и сестры повредить руку брата, ставя ему катетер. Но все оказалось много прозаичнее.
Кастиэль шевелил рукой и дергал пальцами.
- Чтоб меня, - пробормотал Габриэль, пытаясь удержать смех. Его братец только что подал признак жизни, пусть и не самый обнадеживающий, но все же.
Когда он снова посмотрел на свою собаку, она успокоилась и махала хвостом.
- Хороший мальчик, - похвалил его архангел.
Он погладил собаку, после чего опустил ее на кровать.
Его младший брат быстро шел на поправку, и, как думал Габриэль, его заслуги в этом не было. Если Кас уже смог пошевелить рукой, то по сравнению со вчерашним днем это был совершенный прорыв. Собственно говоря, этого факта было достаточно, чтобы убедить Габриэля в абсолютной ненужности трубки в горле брата, ибо если его мозг способен контролировать руку, то и с самостоятельным дыханием как-нибудь справится. Конечно, это было несвоевременное решение, но Кас прошел Ад и вернулся оттуда, не говоря уж о том, что пережил гнев старшего брата. Он совершенно точно как-нибудь сам подышит.
Верно?
Впрочем, все сомнения и здравые мысли пришли к нему слишком поздно – щелчок пальцев, и трубки более не существовало в этом мире. Сначала не происходило ничего, черт возьми, Кас не сделал ни единого вздоха, но уже спустя минуту после томительного ожидания, когда Габриэль перепсиховался как мог и уже собирался вернуть злосчастную трубку обратно, Кастиэль несмело вздохнул.
Казалось, что он задыхается, и это был сигнал архангелу – Кас мог вздохнуть, но выдох для него совершенно точно был чем-то невозможным. Словно легкие не могли вытолкнуть воздух обратно. Немедленно Габриэль посадил его (и как, тысяча матных слов, он не догадался раньше?), решив, что в вертикальном положении хоть что-то измениться.
Но его действие вызвало лишь еще один приступ кашля. Невероятным усилием Кастиэля удалось вновь положить, но было поздно. Вздохи были сильнее, и кашель вместе с ним, и он перебивал дыхание, вызывая раздирающий горло хрип.
Верно?
Кастиэль чуть затих, однако вряд ли это говорило о том, что он сможет отдышаться. Его хватка на руке Габриэля чуть ослабла. Он старался управлять дыханием, дрожал и бился в судорогах, издавал невероятные звуки, слышать которые Габриэль просто не мог. Архангел не удивился бы тогда, если бы с кашлем вышла и вся Благодать его брата.
Но он не позволит этому случиться.
- Давай, Кас, дыши. Вдох, выдох, вдох, выдох, - бормотал Габриэль, гладя брата по спине.
Кастиэль или не услышал его, или просто не смог это сделать, потому что кашель не утихал, и сил в нем осталось немного. Он мог упасть в обморок в любую секунду.
Габриэль приподнял дрожащего брата.
- Шшш, все хорошо, Кас, все хорошо. Я здесь. Я позабочусь о тебе. Давай, вдохни, - Габриэль и сам глубоко вдохнул, крепче прижимая к себе Кастиэля, - и выдохни.
Воздух в комнате напоминал ветер в горах и запах ночного неба.
Как Дома.
Его слова на этот раз Кастиэль услышал и попытался сделать полноценный выдох, но это было подобно хрупкому карточному домику – одно неверное движение, и нужно начинать снова. Слишком скоро, слишком сильно он дрожал, и воздух просто не доходил до его легких.
- Все хорошо, хорошо, хорошо, - продолжал бормотать Габриэль. – Останься со мной, прошу. Дыши, дыши, дыши.
Потребовалось много времени, прежде чем Кас смог восстановить нормальное дыхание, пусть слабое и прерывающееся, но он дышал. После этого оставалось только поддерживать его в таком состоянии, хотя бы некоторое время, и Габриэль успешно с этим справлялся, прижимая брата к себе и утешающее гладя его по спине.
- Шш, все будет хорошо. Только продолжай дышать, а после просто заснешь, - успокаивал его архангел.
Габриэль потерял счет времени, сколько он сидел и держал в своих руках брата, следя за его дыханием. Был только он и Кастиэль: никаких Винчестеров, войны и Апокалипсиса, только семья и забота друг о друге. Как только он посчитал его состояние удовлетворительным, он осторожно опустил Каса на подушки, перепроверив угол наклона, чтобы не затруднять его дыхания.
Теперь у него была возможность еще раз оценить состояние Каса. Судя по пятнам крови на рубашке, его раны снова открылись. Все тем же щелчком пальцем повязки были заменены, сам ангел надежно укрыт одеялом. Пусть дыхание его все еще было слабым, но со временем это должно пройти.
Габриэль проверил капельницу, заменил корм собаки на довольно большой стейк – в награду за внимательность собаки. Собака была в порядке, и Кас тоже.
Его работа была закончена здесь. Габриэль исчез.

@темы: fanfiction-translate, fanfiction

   

Archangel-Trickster

главная